«

»

Фев 13

Распечатать Запись

Робин Прайер, Джозеф О`Коннор NLP И ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ. Простые стратегии для улучшения отношений

Как в этом разобраться?

В личных отношениях важно все. Представитель противоположного пола бросает взгляд в нашу сторону и улыбается. Что это значит? Дружелюбность? Стоит ли подойти и завязать разговор? Может, он просто смеется над нашим отвратительным вкусом в одежде? Заинтересованная улыбка вызывает возбуждение, а сочувственная — обиду или стыд.Итак, прежде всего мы реагируем на происходящее и лишь потом действуем (вступаем в разговор либо отворачиваемся и краснеем).Мы действуем, опираясь на интерпретации, но они, разумеется, могут оказаться ошибочными. Один из секретов хороших отношений заключается в умении проверять свои выводы. Это особенно важно в сфере личных отношений, так как чем теснее близость, тем больше нас заботит происходящее.Столкнувшись с грубостью случайного знакомого, мы просто выбросим это из головы. Когда грубо ведет себя наш спутник жизни, это приносит боль и поневоле заставляет задуматься о причинах такого поведения.Есть три способа избежать недоразумений, особенно если происходящее задевает ваши чувства:1. Проследить за собственными рассуждениями и подумать о том, насколько обоснованы выводы об увиденном или услышанном.2. Сделать свои рассуждения честными, четко понять, что видели и какие выводы сделали. Если эго уместно, можно оценить и возникшие ощущения.3. Проследить за рассуждениями других людей — например, попросить их описать, как они пришли к своим выводам, и посмотреть, имеет ли их версия какие-то выгодные стороны.К примеру, я (Джозеф) однажды повздорил с женой из-за какой-то работы по дому. Я сказал, что сумею это сделать. Жена заявила, что не сумею. Я обиделся и замкнулся в себе, но она считала, что ее слова правдивы и реалистичны. Обговорив эту ссору позже, мы обнаружили, что совершенно по-разному понимаем слово «уметь». Я полагал, что сумею сделать нечто, если чувствую, что способен на это, — независимо от того, что делал в прошлом. Для меня «уметь» — это внутреннее ощущение, состояние ума.Слова жены я воспринял как оценку моей личности, однако для нее «уметь» значило только одно: успешно делать это в прошлом. Это была просто констатация факта, а не предположение. Поскольку прежде я ничем подобным не занимался, она считала само собой разумеющимся, что я не умею это делать.Если хочешь, чтобы общение было недвусмысленным, следует избегать двух опасностей. Во-первых, не нужно слишком долго пояснять свою точку зрения, не обращая внимания на то, что думает об этом другой человек. Во-вторых, не стоит расспрашивать, что «на самом деле» имел в виду собеседник (разумеется, обычно такой вопрос задаешь в надежде, что он признает правильность твоих взглядов).Все мы считаем, что нам известен верный путь к хорошим отношениям. Мы полагаем, что знаем, как они должны развиваться. Иногда мы даже думаем, что знаем других лучше, чем они сами. Все эти представления основаны на нашем личном опыте.Разве не стала бы жизнь проще, если бы каждый встречный первым делом протягивал нам запись выступлений его внутреннего голоса? Представьте, сколько времени можно было бы сберечь, если бы нам не приходилось методом проб и ошибок определять, что у других людей совершенно иные представления о важности и правильности тех или иных вопросов! К тому времени, когда понимаешь то, что не видно глазу, нередко уже поздно —привязанность к избраннику слишком сильна. И тогда ты пытаешься изменить его или надеешься, что он изменится сам (под влиянием твоей любви). Как хочется, чтобы другие видели мир нашими глазами!Умение определять чужие убеждения и ценности очень важно для взаимоотношений. Влечение возникает обычно на физическом уровне, но для того, чтобы отношения стали крепкими, взаимная тяга должна переместиться от половых органов к голове.Но как определить ценности другого человека?Просто вслушиваться в его слова и наблюдать за поступками.В каждом шаге человека отражаются его представления о себе и окружающем мире. Если вас тянет к кому-то, обращайте внимание не на собственные ощущения, возникающие в присутствии этого человека, а на его жизненные принципы и взгляды на мир. Все это отражается в человеческих поступках.Голос обусловленности нашептывает нам самые разные сведения и держит в курсе событий сразу на нескольких уровнях. Его можно разделить на ряд категорий, каждая из которых оказывает воздействие на все остальные.Теперь мы подробнее поговорим о каждой их этих частей, чтобы вы могли приступить к точному определению тех сообщений, которые способствуют вашим личным отношениям — либо, напротив, препятствуют им. Позже мы расскажем о том, как превращать мешающие стороны голоса обусловленности в полезные.Обсуждая устройство голоса обусловленности, мы воспользуемся понятием нейрологических уровней, которое ввел американский психолог Роберт Дилтс. Эти уровни представляют собой подходящее средство анализа, служат удобной отправной точкой, откуда можно перейти к оценке влиятельности различных граней голоса обусловленности.

Личность.

Первым уровнем является личность. Это образ самого себя — мы в своих собственных глазах. Впрочем, в разной обстановке наши представления о себе могут сильно меняться. В рок-опере «Томми» группы The Who главным героем был слепой и глухонемой мальчик, не добившийся в жизни ничего, кроме умения мастерски обращаться с игральным автоматом-бильярдом. В остальное время он считал себя неудачником, несчастным и одиноким калекой, но стоило ему занять место у аттракциона, как он становился богом — полной противоположностью обычных представлений о самом себе.Какая личность была настоящей?Он выбирал это сам.У каждого есть определенный образ себя в рамках взаимоотношений. «Ловкий парень», «преданный и верный муж», «великолепный любовник», «сердцеед», «неудачник», «тот, кто всегда рядом», «отец семейства», «сирена» или «Дон Жуан». Какими бы словами ни описывалось ощущение себя в тачных отношениях, эти слова оказывают глубочайшее влияние на характер этих отношений.У меня (Робина) есть один приятель (для удобства я буду называть его Стив). Мать Стива ушла из дома, когда он был совсем маленьким. Его воспитал отец, а в подростковом возрасте Стив после долгих лет разлуки опять встретился с матерью. К тому времени она снова вышла замуж и родила еще одного сына. Моего приятеля познакомили со сводным братом, которого, по странному стечению обстоятельств, тоже звали Стивом. Его мать обратила внимание на то, что дала второму сыну то же имя, лишь в тот момент, когда знакомила из друг с другом. Она сказала моему приятелю: «Как это глупо. Я совсем о тебе забыла».Легко представить, как это могло отразиться на его самооценке. В тот миг он оказался перед очень важным выбором.Он мог, например, решить, что настолько непримечателен, насколько может быть зауряден человек, чье имя забыла даже его мать.С другой стороны, он мог прийти к выводу о том, что с ним все в порядке, но его мамочка —ужасная, бездушная тварь.Наконец, он мог понять, что и он сам, и его мать — нормальные люди, просто она была смущена и допустила легкомысленную оплошность. Он мог отнестись к ней с сочувствием, а не отвращением. Первые два решения принять обычно легче, чем третье. К сожалению, нам не известно, к какому именно заключению он в итоге пришел, но оно, без сомнений, определялось характером его воспитания и самоощущением вплоть до этого критического момента.

Я и другие.

Представления о себе могут быть отрицательными, положительными и нейтральными. Человек с заниженной самооценкой может выбрать в партнеры «завидный трофей», то есть не того, кто ему реально подходит, а просто того, кто придает ему больше солидности.Тот, чье мнение о себе непомерно раздуто, напротив, выглядит высокомерным. Некоторые видят в таком человеке вызов, пытаются опустить его с небес на землю либо доказать собственную власть, изменив его. Сложность состоит в том, что характер людей с завышенной самооценкой труднее всего менять.Кого ищете вы? Спутника жизни или средство укрепления собственной самооценки? Чего вы хотите? Убедиться в своих силах, одолеть и пленить трудную добычу?

Характер.

Как связан со всем этим характер? Интересно, что в английском языке это отвлеченное понятие означает, помимо прочего, актерскую роль, за которой кроется настоящая личность.В слабохарактерности обвиняют только других. Каждый убежден, что у него-то с силой характера все в порядке. Но как он проявляется? Характер не может существовать независимо от поступков.Как вы определили свой характер? Подумайте и попробуйте составить такое описание.Обратите внимание на использованные слова. Они могут существовать независимо от других черт характера?Вероятно, вы использовали понятия вроде «заботливый», «порядочный» или «обаятельный», но все подобные описания подразумевают взаимоотношения с другими людьми.Итак, если личность представляет собой самовосприятие, образ самого себя, настоящее лицо за актерской маской, то характер определяется тем, каков человек в общении с другими. Так как это просто роль, мы можем выбирать любую маску, если нынешняя нам не нравится.

Убеждения и ценности.

Следующим уровнем голоса обусловленности являются убеждения и ценности — то, во что мы верим, что считаем правдой по отношению к себе и другим, что для нас важно.Убеждения часто проявляются в таких, например, словах: «Жениться нужно один раз и на всю жизнь», «Раз уж начал, нужно закончить», «Если сам честен перед собой, то и другие будут с тобой честными», «В один прекрасный день я встречу свою мечту» или «Кто-то этим все равно воспользуется, так почему не я?»Мы нередко путаем убеждения с твердыми фактами.Ценностями называют то, что важно для нас в отношениях с другими. Они выражаются такими фразами: «Нужно заботиться о своих близких», «Я просто хочу, чтобы меня хоть кто-то любил» либо «Я не смогу жить рядом с тем, кто мне изменил».Это очень важная сфера, и позже мы поговорим о ней подробнее.То, что мы считаем правильным и важным, играет роль фильтров, оказывает влияние на сигналы, которые мы слышим, видим и ощущаем. Наши убеждения и ценности могут становиться для потенциальных партнеров и гостеприимно распахнутыми дверями, и непрошибаемой стеной.Одни ценности являются общечеловеческими, другие относятся к определенной культуре. Миролюбивым людям трудно представить причину, по которой можно прервать человеческую жизнь. Несмотря на это, мировоззрения некоторых людей допускают убийство во имя достижения цели. Немало страшных преступлений в человеческой истории совершалось людьми, которые не сомневались, что поступают правильно. С другой стороны, многие переживали мучения и трудности, помогая другим, так как ставили чужие страдания выше собственных.Чем большей крайностью отличаются поступки, тем крепче вера человека в праведность своих побуждений.В десятилетнем возрасте я (Джозеф) ходил в довольно скверную школу в западной части Лондона. Там было тесно, и потолгу игровую площадку устроили на крыше здания. Не помню, какой именно высоты были ограждения, но типичной угрозой среди учеников были вопросы о том, не хочешь ли ты «нырнуть в бетон» или «нюхнуть асфальту». Я был тогда сорокакилограммовым слабаком, полагался больше на свои мозги и присоединился к одной влиятельной школьной банде, так как в нее входил самый крупный и сильный парень нашего квартала. Если бы меня кто-то тронул, обидчику пришлось бы иметь дело с ним.Однажды я ввязался в драку с другим членом банды и одолел его. В первые минуты я испытывал гордость, но потом случившееся начало вызывать у меня неприятные ощущения. Я понимал, что поступил правильно, и все же эти чувства мне не нравились. Я защищался, это было хорошо — но я причинил боль, а вот это было ужасно. Я не верил, что у меня есть право причинять боль другим, это было чуждо моей личности.

Способности и поступки.

Самовосприятие, ценности и убеждения оказывают глубочайшее влияние на следующий уровень, способности и поступки (то, что мы можем сделать и что делаем). Личность, взгляды и ценности проявляются как автопилот, ведущий к тому, чего мы способны достичь.Если считаешь, например, что представителям противоположного пола нельзя доверять, такое убеждение сведет тебя с теми людьми, чья ненадежность подтвердит твои взгляды. Ты будешь относиться к окружающим с подозрением и заметишь то, чего на самом деле нет. Так случится даже в том случае, если здравый смысл и рассудок будут твердить, что нет причин сомневаться в чьей-то порядочности. Недоверие будет казаться правильным подходом к жизни, а доверчивость, напротив, чем-то странным и неприятным, вызывающим ощущение уязвимости. Тогда у тебя будут все шансы на то, что партнеры начнут один за другим оправдывать подобные опасения.Положительные убеждения, напротив, могут стать причиной того, что твоей доверчивостью начнут злоупотреблять. Следует соблюдать тонкое равновесие между доверием и подозрительностью.Мы еще поговорим об этом чуть позже.

Окружение.

Последний уровень — окружение, внешние обстоятельства и люди, которые рядом. Где вы любите бывать, с какими людьми предпочитаете общаться?Представим себе человека, который чувствует, что его жизнь не может стать полнокровной без партнера. Его убеждения и ценности в отношении брака могут основываться на вере в честность, единобрачие, тесное и полное любви сотрудничество. Такой человек не станет искать подходящего партнера в клубах, где собираются любители мимолетных сексуальных удовольствий. Мы стараемся бывать среди тех людей, которые разделяют наши взгляды, ценности и самоощущения. В противном случае мы будем чувствовать себя «не в своей тарелке».Личность, убеждения, ценности и связанный с ними внутренний голос формируются уже в раннем возрасте. Окружающий мир, культура, семья и образование капля за каплей наполняют нас представлениями о жизни. Впоследствии эти сведения подвергаются дополнениям, отрицаниям и изменениям, но фундамент голоса обусловленности чаще всего закладывается еще до того, как ребенок учится читать.Много лет назад моя (Робина) семья перебралась на новое место. Нашими соседями оказалась супружеская пара с двумя девочками того же возраста, что и моя дочь. Как-то мы по-дружески пригласили их старшую дочь поиграть в нашем садике. Ее мама заверила нас, что дочь не хочет выходить за ограду их дома. «Она не придет. Боится расстаться с мамочкой. Она у нас стеснительная, боится чужих. Может быть, позже, когда она лучше вас узнает».Несмотря на протесты матери, я протянул руку державшейся за ее подол малышке, поднял ее и перенес через забор. Мамаша, казалось, очень расстроилась из-за того, что дочка отпустила ее юбку. Эта бессмысленная возня длилась целую неделю: мы предлагали детям поиграть вместе, а соседка твердила, что ее дочь слишком стеснительна. В конце концов девочка усвоила мамины намеки и стала делать вид, будто действительно стесняется.Сейчас она уже стала взрослой, вышла замуж. Она живет через четыре дома от матери и каждый день навещает ее. По правде сказать, она до сих пор обедает с матерью, оставляя мужа одного. Молодая женщина не общается почти ни с кем, кроме своих детей. Можете не сомневаться, что все ее отпрыски —настоящие образчики застенчивости.Голос обусловленности может формироваться и под влиянием единичных, но очень важных переживаний. Когда мне (Робину) было пять лет, скончался мой отец. В то утро мы с братом сидели в гостиной рядом с мамой и бабушкой. Страшную весть нам еще не сообщили. Стояла августовская жара, но в комнате царили леденящие душу дурные предчувствия. Мама и бабушка неуверенно переглядывались. Подозреваю, они собирались с духом. В попытках успокоить меня, бабушка сказала (руководствуясь самыми благими побуждениями, только для того, чтобы смягчить мои страдания), что отныне я уже большой мальчик и должен заботиться о маме. С той секунды кончилось мое детство, я начал смотреть на мир глазами взрослого. Мои представления о себе, о своей роли в жизни и обязанностях утвердились мгновенно, словно какой-то гипнотизер щелкнул пальцами и вызвал у меня совершенно незнакомые ощущения.Точно так же, мгновенно, может измениться и голос обусловленности. Неожиданное потрясение способно начисто стереть все со скрижали мировоззрения и отпечатать на ней новые взгляды на самого себя, новые формулы убеждений и ценностей.Одна супружеская пара, с которой мы когда-то общались, казалась весьма счастливой, они прекрасно подходили друг другу. Муж жил своей работой. Приходя домой, он требовал ужин, выкуривал трубку и читал в ванне книги. Дети являлись к нему перед сном, целовали и желали спокойной ночи, после чего он отправлялся в бар, чтобы пропустить рюмочку с друзьями.Его жену воспитывала бабушка, у которой она переняла немало убеждений, передававшихся из поколения в поколение. Эта женщина любила заботиться о детях, ходить по магазинам, готовить, прибирать и стирать. В собственных глазах она была чем-то средним между служанкой и любовницей. Ее роль сводилась к тому, чтобы сделать дом уютным местом отдыха для трудолюбивого «мужа. Отсутствие внимания со стороны супруга она расценивала как добрый знак того, что все идет правильно, ровно и гладко. Подруги считали, что она слишком неприхотлива, а жизнь ее чересчур бедна событиями, но их тревоги приводили ее в недоумение, так как она имела все то, на что, согласно усвоенным в детстве убеждениям, стоило надеяться.Этот согласованный танец «взаимной совместимости» продолжался долгие годы, а потом жена заболела. Ей удалили матку, операция вызвала осложнения. Женщина оказалась на грани смерти. Явился священник; в больничных коридорах, тихие и встревоженные, сидели подруги. Сама больная не подозревала о серьезности своего положения и даже не обратила внимания на то, что мужа рядом нет. К счастью, кризис миновал, ее окружили радостные друзья. Муж явился в больницу с букетом цветов и проявил необычную нежность.Когда женщина вернулась домой, ее жизнь быстро вошла в прежнюю колею. А потом кто-то из друзей обмолвился о том, что муж забыл о ней, когда она лежала при смерти. Страдая от душевных мук, она спросила мужа, почему его не было рядом. Он пояснил, что вряд ли смог бы чем-то помочь в тех обстоятельствах и потому остался на работе.На следующий день он явился домой с видом побитого пса, поджавшего хвост. Весь день напролет он думал о болезни жены и понял, что если бы она умерла, его жизнь стала бы жалкой. Он сказал (слово в слово): «Если бы тебя не стало, мне пришлось бы бросить работу, чтобы присматривать за детьми. А я не могу жить без работы». Самопоглощенности этого мужчины позавидовал бы сам Нарцисс.Потрясение, вызванное таким проявлением эгоистичности со стороны супруга, изменило нашу героиню в одно мгновение. Она прозрела и увидела то, что давно замечали все вокруг. И то, что она увидела, ей не понравилось.В тот момент она еще не приняла какого-то сознательного решения, но потрясение вызвало серьезные перемены в ее представлениях о себе, а возникшая новая личность принялась заявлять о своих правах. Прежний образ себя разлетелся на куски, как сброшенная на пол ваза. Женщина сбросила лишний вес, начала одеваться со вкусом, сексуально. Она нашла себе работу на неполный день и познакомилась с человеком, который ценил ее саму, а не то, что она могла для него делать. В конце концов она бросила мужа и начала новую жизнь с другим. За полгода до того любая ее приятельница не задумываясь поспорила бы хоть на миллион, что эта женщина будет последним на свете человеком, который оставит мужа.Все, к счастью, закончилось хорошо. Ее первый муж тоже женился во второй раз, а дети были под присмотром и поддерживали отношения с обоими родителями.Разумеется, это только важнейшие события всей истории, которая основана на том, что мы видели и слышали сами. Нет сомнений, что в ней сыграли роль и другие, не известные нам факторы. И все же это хороший пример того, насколько резко душевное потрясение может изменить наши представления о себе, убеждения и ценности, а также наше влияние на других людей.

Семья и родители.

Родители вносят самый большой вклад в голос обусловленности. Они определяют его двумя способами. Во-первых, есть сведения, которые родители поощряют к усвоению или просто навязывают. Во-вторых, существуют данные, в которые мы сами предпочитаем поверить. Одни идеи мы перенимаем сознательно, а другие усвоенные мысли выявляем лишь после того, как научились оглядываться в прошлое и переоценивать его.Такое моделирование происходит на очень глубоком уровне. Я (Джозеф) отчетливо помню, как однажды делал выговор семилетней сестренке. В ту минуту я вдруг умолк, — осознав, что мои упреки точь-в-точь совпадают со словами матери, сказанными мне когда-то в сходных обстоятельствах. Я повторял все слово в слово, с теми же интонациями. За этим, без сомнений, скрывались многочисленные ценности и убеждения об отношениях родителей и детей, которые я унаследовал от матери.В детстве у нас есть только одна модель взаимоотношений между полами и воспитания детей. Образцом служат родители. Поскольку мы сами — результаты родительских убеждений, ценностей и образов действия, иногда кажется, что лучше задавать соответствующие вопросы отцу и матери, чем самим себе. По этой причине многие из нас находят тех партнеров, такие обстоятельства жизни, которые напоминают отношения в отчем доме. Вот почему многие мужчины и женщины выбирают партнеров, чем-то (внешне и по характеру) похожих на своих родителей, а некоторые пары вновь и вновь разыгрывают в семейной жизни драмы своего детства.Не так давно я (Робин) побывал на крестинах. Матери малыша было около двадцати пяти. Ее отец и муж были похожи, как близнецы. Происходящее выглядело еще несообразнее из-за того, что муж величал тестя «мистером», а тот обращался к зятю: «Эй, парень».

Лучшее из возможного.

Взрослея, мы все чаще сосредоточиваемся на ошибках, а не достоинствах того, как воспитали нас родители. Мы видим ограниченность и недальновидность их поступков. Конечно, благодаря полученным в процессе воспитания познаниям, наши родители, появись у них второй шанс, действовали бы, скорее всего, совсем иначе. Но в свое время они старались добиться лучшего, исходя из доступных возможностей и знаний.Это не значит, что все было неправильно. Но мы начинаем подвергать сомнению их правоту, и это показывает, что мы поднимаемся над усвоенными в детстве условностями и оцениваем прошлое с более рациональной, взрослой точки зрения. Намного хуже было бы бездумно считать решения своих родителей лучшими из возможных вариантов. Да, вполне вероятно, это было лучшее, что они могли тогда придумать, но в ретроспективе мы часто понимаем, что решение оказалось далеко не самым идеальным. Смириться с такими мыслями нелегко, так как большинство из нас беззаветно любит своих родителей (и отчаянно ненавидит в те моменты, когда они сильны и не поддаются нашему контролю).Взросление — это физическое и эмоциональное отдаление от родителей.По оценкам нашего друга-психотерапевта, подавляющее большинство проблем его пациентов связано с ошибками воспитания. В то же время он признает, что к этим ошибкам приводят самые благие намерения. Иногда он в шутку отмечает, что зарабатывает на жизнь, разыгрывая роль «хорошего папочки».Многие считают, что родители чем-то испортили им жизнь. Чаще всего так и есть. Ничего с этим не поделаешь. Немало жизненных трагедий сводится к тому, что человек всю оставшуюся жизнь ищет «приемных родителей», которые дадут ему все то, чего он не дождался от настоящих.Генетический голос заставляет нас рожать детей, а детям приходится учиться общественной жизни. Они делают это единственным доступным способом — подражают окружающим. Это удается им чудесно, но дети не очень разборчивы. Взрослые намного превышают их размерами. Взрослые хорошо ходят и говорят, едят и пьют, а потому дети полагают, что взрослые вообще все делают хорошо. Они уже живут в той сказочной стране взрослости, куда так хотят попасть дети. Там можно ложиться спать, когда захочется, и есть сколько угодно шоколада.Дети не обращают внимания на тонкости характера родителей. Возраст, размеры и забота — вот все, что нужно ребенку от первых образцов для подражания. Подрастая, дети начинают все больше понимать, но первичное моделирование остается самым мощным, так как служит основой любого другого. Чем младше ребенок, тем податливее и впечатлительнее его характер. Он похож на сырую глину, и все же определенные черты есть у детей с самого рождения. Мы взрослеем, глина подсыхает, на ней все труднее оставить отпечаток. Позже мы сами решаем, кто имеет право это сделать.В годы формирования характера центром вселенной для ребенка остаются родители или те, кто их заменяют. Они кормят его, одевают и купают, холят и лелеют. Дети стараются угодить им, чтобы о них продолжали заботиться. Подражание — самая неприкрытая форма лести. Что же странного в том, что мы пытаемся воспроизводить поведение своих родителей? И если эти богоподобные фигуры утверждают, будто ты глупый мальчишка или плохая девчонка, то стоит ли удивляться тому, что мы впитываем эти сведения и выстраиваем на них свои представления о себе?Парадокс моделирования себя по образцу родителей заключается в том, что мы редко подражаем всей совокупности их черт. Родители склонны спорить на людях и любить друг друга наедине. Если мы видим только публичные проявления их отношений, то и подражать будем лишь тому, что видим. Кроме того, мы чаще подражаем их поступкам, а не словам. Умение воспринимать невербальные сигналы относится к тем редким способностям, которые ослабевают с возрастом. Научившись говорить, мы начинаем придавать все больше важности словам, но любой малыш прекрасно понимает, что истина передается поступками, интонациями и модуляциями голоса.

Бессмертие родителей.

Почему родители хотят передать детям свои убеждения и ценности, сформировать их представления о себе?Отчасти это вызвано стремлением к генетическому бессмертию. Нам мало того, что дети унаследовали наши гены, цвет кожи и черты внешности. Хочется, чтобы они сберегли наши убеждения и особенности поведения. Когда ребенок становится похожим на нас, это словно подтверждает, что мы имеем право быть такими, какие есть. Это не так плохо, если, конечно, мы умеем ладить с детьми, которые на нас не похожи. Родители должны позволять ребенку быть собой.Один мой (Робина) знакомый очень гордился уроком, который преподал ему в детстве строгий и циничный отец. Он поставил сына на высокий парапет и предложил спрыгнуть, пообещав поймать. Малыш послушно прыгнул, но отец не двинулся с места. Мальчик упал на землю и сильно ушибся. Смысл урока заключался в том, что доверять нельзя никому, и тогда тебе не будет больно. Мальчик твердо усвоил это и впоследствии очень радовался тому, что постиг такую важную истину еще в раннем детстве. Всю жизнь он никому не доверял и был в восторге оттого, что папина наука уберегла его от множества разочарований. Когда я беседовал с ним о недоверии к жене и о том, что это усвоенное убеждение сделало его брак несчастливым, мужчина ответил, что лучше уж неудачный брак, чем отношения, в которых он открыл бы кому-то свою душу, а потом мучился. Он намеревался преподать тот же урок своим детям (исходя, как и всякий отец, из самых благих побуждений), хотя его эмоциональная жизнь была невероятно скудной.Важны, конечно, не крайности. Не следует ни относиться к другим с бездумным недоверием, как делал этот человек, ни слепо доверять окружающим, что тоже глупо. Важно быть внимательным к другим и замечать, какие сигналы исходят от них в данный момент. Лишь тогда можно решать, стоит ли довериться им в эту самую минуту.Многие родители понимают, что за свою жизнь получили немало уроков. Они хотят уберечь детей от болезненного процесса обучения. Им кажется, что в этом и заключается родительский долг: нам нужно позаботиться о том, чтобы дети понимали окружающий мир «правильно».Однако, несмотря на столетние потуги философов, люди продолжают расходиться во мнениях относительно «правильности» тех или иных взглядов на мир. Нет никаких гарантий того, что мы воспринимаем его правильно. «Мы испокон веков пытаемся понять загадку жизни, — говорила американская писательница Гертруда Стайн. — Ответа нет. Ответа никогда не было. Вот и весь ответ».С практической точки зрения, верных путей очень много. Правильный подход к жизни — тот, что приносит результаты, приносит радость и счастье. Убеждения представляют собой наши рабочие гипотезы, навигационные карты для штурмана. Ими пользуются, пока они ведут по выбранному курсу. Взгляды, из-за которых корабль садится на рифы, отбрасывают, иначе мы станем похожими на капитана, ведущего корабль через волны, не глядя по сторонам и полагая, что карты достовернее, чем надвигающиеся утесы.Есть еще одна причина, по которой родители стремятся определять характер своих детей. Когда они создавали семью, у них были мечты, было представление о том, какими станут их дети, когда вырастут. Родители с самого начала представляют, чего хотят от детей — как те должны вести себя в обществе, в отношениях с родственниками и других обстоятельствах. Вот почему родители радуются, когда ребенок учится делать первые шаги, а позже кричат, чтобы он не носился, как угорелый. Вот почему родители празднуют первые произнесенные ребенком слова, а потом, когда те говорят слишком много, просят их хоть минуту помолчать.Некоторые родители чувствуют себя беспомощными, когда ребенок плачет. В крике малыша есть особая пронзительность, заглушающая все вокруг. Он требует отклика. Он заставляет родителей вскакивать посреди ночи, хотя они спят так крепко, что не замечают рева пролетающего над головой авиалайнера. Желание помочь ребенку вполне естественно. Но иногда помочь нельзя, и детские слезы невыносимо трудно переносить. Родители, которые пытаются успокоить плачущего ребенка не ради его блага, а для того, чтобы избавиться от собственного чувства беспомощности, часто сердятся на малыша, вызывающего у них неприятные ощущения. Естественные выражения боли или печали причиняют некоторым из нас огромные мучения. Но если ребенок еще в детстве усваивает, что его родители не любят проявлений чувств, то как он научится показывать другим свою любовь?Один из способов сделать ребенка внешне «приличным» — сдерживать его порывы и привить уступчивость. Если развить эту мысль, то для того, чтобы создать семью своей мечты, нужно всех ее членов загнать в заготовленные Шаблоны. На деле это превращается в кошмар. Существующие свидетельства показывают, что чем деятельнее мы пытаемся настроить детей против их естественных склонностей, тем яростнее они сражаются с нами, тем выше вероятность того, что впоследствии придется оплачивать услуги психотерапевтов, работников социальных служб и психиатров.Ожидания, которые родители возлагают на детей, могут стать невероятным гнетом. Некоторые родители откровенно считают детей своей собственностью и полагают, что вольны делать с ними все, что заблагорассудится. Если отец и мать видят в ребенке только средство исправления ошибок прошлого и осуществления несбывшихся мечтаний —шанс стать такими, какими они когда-то надеялись быть, — в душе ребенка разразится война. У него возникнет желание одновременно угодить родителям и остаться верным себе, собственной личности. Первое очень часто исключает второе, и тогда конфликт обостряется.В детстве я (Робин) дружил с сыном местного аптекаря. Б свое время его отец мечтал стать доктором, но это не сложилось. Он заставлял сына учиться дни напролет в надежде, что мальчик добьется того, что не удалось отцу, и станет врачом. Парень ходил зеленый и измученный, он никогда не играл с соседскими мальчишками. Не припомню, чтобы он хоть раз улыбнулся. Позже я часто гадал, удалось ли ему получить диплом и осчастливить папашу. Интересно, его хоть раз спросили, кем мечтал стать он сам.Убеждения, ценности, ощущение собственной личности, взгляды семьи на жизнь — все это, как фамильные драгоценности, передается из поколения в поколение.В прошлом целые ремесла опирались на передачу внутреннего голоса обусловленности от отца к сыну. Детям кузнеца, к примеру, с пеленок внушали, что кузнечное дело — их призвание, оно у них в крови. Чтобы угодить отцу и получить взамен одобрение, они проводили всю жизнь у горна. Они постигали, насколько важна и почетна их работа. У них было немало причин осваивать свое ремесло, радоваться связанным с работой мелочам и довольствоваться условиями труда.На уровне целых народов такая преемственность стала причиной возникновения огромного количества ремесел. Оправдывалась она и на уровне семьи, так как обеспечивала сохранение доходного дела.Тот же принцип применим и к человеческим взаимоотношениям. Однако далеко не все испытывают желание ковать свои личные отношения кузнечным молотом.

Роль родителей и голос обусловленности.

Какое влияние оказывают родители на наш голос обусловленности и создаваемые нами отношения?Иногда —самое благотворное.Если в нас воспитали хорошее отношение к себе, сильный и уверенный образ самих себя, то мы, скорее всего, без особого труда справимся с личными отношениями.Если родители не таясь демонстрировали нам свою любовь друг к другу, у нас был вполне достойный образец для подражания.Если они личным примером и добрым словом поощряли убеждения и ценности, что позволяют нам заботиться о себе, не причиняя вреда окружающим, то у нас есть все шансы сделать своих спутников жизни такими же счастливыми.Если нам вовремя предоставляли нужные сведения и предлагали самостоятельно решать, что правильно, а что ошибочно, то мы, вероятно, выросли уравновешенными личностями и способны справиться со всеми трудностями жизни. Помимо прочего, собственные переживания позволяют нам по-новому оценивать родительские уроки.Мне (Робину) было известно, что моя мама родилась в семье рабочего, где каждый знал свое место. Дед искренне верил в то, что одни рождены для роскоши, а другие —для тяжкого труда. Мы, разумеется, были рождены для бедности. «Знай свое место» — так звучал девиз каждого нового дня.Когда мне было одиннадцать, мы с братом сдали экзамены в классическую школу — разновидность среднего образования для тех, кто входил в десять процентов лучших учеников. На протяжении первой недели обучения в этой школе я постоянно слышал, как другие ребята обсуждали нечто под названием «университет». Очевидно, все вокруг намеревались когда-нибудь туда попасть. Однажды вечером, вернувшись домой, я спросил маму, что такое университет. Она пояснила, что таким, как мы, там не место. Она вовсе не хотела меня расстроить. Она говорила искренне, это соответствовало ее взглядам на мир, унаследованным от моего деда.С того дня учеба перестала меня интересовать. Я превратился из очень способного мальчишки в тупицу, едва умеющего считать. Замечание матери коренным образом повлияло на мою самооценку. Я поверил, что впереди меня ждет самое незавидное будущее. Воображаемые границы сдерживали меня много лет. Я стал настоящим виртуозом неудач.Так продолжалось до тех пор, пока я не сделал успешную карьеру в сфере торговли. Вмешавшийся разум бросил вызов моим отрицательным представлениям о самом себе. Как только я открыл для себя, что на самом деле перспективы возможного успеха ничем не ограничены (разве что я сам установлю какие-то рамки), ко мне вернулись былые способности к обучению.

Родной дом.

У большинства из нас отчий дом связан со счастьем, любовью и безопасностью. Какой бы ни была действительность, в глазах ребенка его дом — единственный идеал любви и надежности. Мы рождаемся с ожиданием заботы и любви, и потому все, что напоминает о родном доме, вызывает у нас прежние ощущения опеки, безопасности и счастья.Как это проявляется? Вспомните какую-нибудь мелодию, которую услышали в раннем детстве. Мысленно прослушайте ее. Заметили, как изменилось настроение? Вернулись ли чувства, которые вы испытывали тогда?Вспомните какой-нибудь запах из тех времен, представьте, что снова его ощущаете. Изменилось ли настроение, возродились ли чувства?Сделайте то же самое со зрительными картинами, характерным вкусом или осязательным ощущением. Еще лучше совместить это с подлинным переживанием: поставить старую пластинку, вдохнуть знакомый запах, повертеть в руках ветхую игрушку.Память складывается из пяти ощущений. Возрождение связи с воспоминаниями с помощью органов чувств восстанавливает испытанную ранее эмоциональную реакцию. Вот почему часто возникает искушение воссоздать прошлое, чтобы заново пережить давние ощущения счастья, любви и заботы.По этой причине нас нередко привлекают люди, которые хорошо вписались бы в обстановку дома, где мы росли. Мальчиков тянет порой к женщинам, которые внешностью и поведением напоминают их матерей. Однако по той же причине можно прийти к взаимоотношениям, мало чем отличающимся от отношений между твоими родителями — просто потому, что они хорошо знакомы. У детей обострено чувство справедливости. Они хотят, чтобы все было правильно. Если это не удается, то, став взрослыми, они могут всю жизнь выстраивать ошибочные отношения в попытках забыть мучения прошлого.Желание возродить былое может объяснить, почему люди, которых родители наказывали, нередко выбирают жестоких партнеров. Если же родители были беспомощными, партнер также может требовать заботы. Это объясняет, почему некоторые люди в конце концов останавливают свой выбор на самом скучном и непримечательном партнере, отказавшись от ярких и привлекательных кандидатов, —дело в том, что интересные люди не помогают вспоминать о прошлом.Если понятие «родной дом» неразрывно связано со скандалами, голос обусловленности будет призывать к конфликтам, добиваясь тем самым ощущений любви, безопасности и счастья, ведь в детстве мы испытывали их, несмотря ни на что. Привлекательность человека, который хорошо вписался бы в обстановку нашего родного дома, может частично объяснять явление «любви с первого взгляда». По существу, эта реакция вызвана не привлекательностью, а ощущением привычности, давнего знакомства.С другой стороны, если у нас сохранились скудные воспоминания о детстве, а повлиявшие на нас образцы взаимоотношений были отрицательными, существует вероятность того, что мы восстанем против прошлого и окажемся совершенно иными. Демонстрируя самостоятельность и бунт, мы станем именно такими, какими родители не хотели бы нас видеть. Разумеется, и в этих случаях родительское влияние проявляется так же сильно, как и тогда, когда мы ему полностью подчиняемся.Можно возражать либо уступать, но если эти реакции не оставляют свободы выбора, мы все равно не можем по-настоящему быть собой.Попробуйте провести такой опыт:Составьте список понятий, которые связываете с родным домом. Они станут вашими якорями, приковывающими к ощущениям любви, безопасности и счастья.Эти слова можно превратить в короткие предложения. Например, в моем списке встречается слово «еда», и потому я могу написать:«Родной дом означает вкусную еду».Если переписать этот список, подставляя вместо слов «родной дом» выражение «любовь, счастье и безопасность», получатся такие, например, высказывания:«Любовь, счастье и безопасность означают вкусную еду».Это соответствует вашей жизни и взглядам на взаимоотношения?Если в вашем списке встречаются отрицательные понятия («жестокость», «боль», «мучения» или «наказание»), могут получиться очень странные предложения. Это упражнение способно пролить свет на то, какой вы и как строите свою жизнь. К примеру, для одного нашего клиента «дом» (то есть «любовь, счастье и забота») означал «холодность». Ничуть не удивительно, что его жена не умела проявлять свою нежность и откликаться на нее.

Семья и друзья.

Переход в группу вне семьи — серьезный шаг к самостоятельности. Группы обычно возникают на основе общих убеждений и ценностей. Желающие вступить в ту или иную группу ощущают необходимость подстроиться к соответствующим взглядам, чтобы группа признала и приняла их. Таким образом, если группа имеет определенные взгляды на взаимоотношения, ее члену приходится приспосабливать к ним свое мнение.Среди детей одних родителей и в других группах непременно существует иерархия, чаще всего основанная на возрасте и размерах. Для того чтобы поддержать свою власть, старшие братья, сестры или друзья запугивают младших, добиваясь от них повиновения. Это нередко приводит к снижению самооценки и ухудшению самовосприятия младших членов группы. Такой искаженный образ себя может сохраняться затем на протяжении всей жизни.Поскольку взгляды группы часто опираются на мнение одной сильной личности, или лидера, а оно, в свою очередь, нередко передается ребенку от родителей, другие члены группы могут перенимать эти взгляды, дополняя ими уже усвоенные (от своих родителей). Новые взгляды могут оказаться благотворными, но стремление соответствовать общему настроению группы требует порой того, чтобы ее член перенимал и проявлял убеждения, противоречащие остальным его взглядам. Чем большее число людей разделяет некое убеждение, тем выше вероятность того, что их усвоят остальные члены той же группы.Поступив в университет, я (Джозеф) начал курить. До того мне не нравился ни запах табачного дыма, ни сама мысль о сигаретах. Родители поощряли мое отвращение, пообещав, что, если я не начну курить до двадцать первого дня рождения, они подарят мне солидную сумму (думаю, они полагали, что если я не закурю до 21 года, то вряд ли начну курить потом). Однако, оглядываясь назад, я понял, что в их предложении был и другой подтекст: курение настолько соблазнительно, что меня стоит подкупить, лишь бы я не пристрастился к этой привычке. Все мои приятели по колледжу курили, а угощение сигаретой было одной из форм проявления дружелюбия и немаловажным признаком групповой сопричастности. Общественное давление в сочетании с неоднозначностью предложения родителей (моя мама в то время курила) сделали свое дело, и я начал курить.Общественное давление может повлиять и на представления о взаимоотношениях. В целом, наше общество построено так, что оказывает поддержку прежде всего супружеским парам. Немало обыденных фраз выражают неявное предположение о необходимости поиска пары. «Ты все еще сам по себе, дорогой?» — в таком вопросе интерес воспринимается как упрек. Многие люди, которые еще не перешли к «нормальной» семейной жизни, чувствуют себя так, будто предают собственных родителей. Определенные виды занятий (например, политика) всегда требовали для карьеры и рекламы образа здоровой семьи. Боязнь остаться в одиночестве часто вызвана тем, что подумают окружающие, а не собственными желаниями человека. Однако вступление в личные отношения ради защиты от давления родителей или общества редко приносит настоящее счастье. В некоторых случаях лучше не иметь никого, чем заполучить хоть кого-то. В одиночестве можно быть в меру несчастливым, а рядом с «чужим» — стать совершенно несчастным.

Образование.

Слово «образование» происходит от глагола «образовывать». Образование начинается с идеи развития мышления. В голову прежде всего приходят мысли о школе. Но образование — это не школа. Английские законы, к примеру, четко различают эти понятия. В них сказано, что ребенок должен получить образование, но не обязан посещать школу.Впрочем, в школу ходили и ходят почти все. О чем вы думаете, вспоминая школьные годы? Чему вы там научились? В школе ученики изучают не только программные предметы, перечисленные в расписании. Там усваивают и уроки общественной жизни, взгляды на мир. Мы видели, как устанавливались отношения между одноклассниками, и нередко перенимали от учителей представления о себе и своих способностях. В определенном смысле школа похожа на родителей: она старается принести наибольшую пользу, но, оглядываясь в прошлое, мы понимаем, что многое можно было сделать лучше.В школе нам преподают уроки взаимоотношений. Там мы впервые пробуем себя в искусстве общественных отношений, там у нас появляются друзья и враги. Там мы достаточно близко общаемся с представителями противоположного пола. Школа, вероятно, оказывает второе по значимости (после родителей) влияние на наши принципы построения отношений.Некоторые школы (в том числе, многие частные заведения Великобритании) видят одной из своих задач воспитание в учениках чувства превосходства и привилегированности. С самого первого дня детям словом и делом внушают мысль об их исключительности. В результате дети растут с обостренным ощущением собственной личностью и верой в будущие успехи. Возникающий у них образ себя утверждает, что они достойны лучшего, большего, чем все остальные. Выпускники таких школ действительно достигают в жизни больших высот. Подобное самоощущение повышает их шансы на успех, а дальнейшая жизнь превращается в исполнение пророчества.Если критерием успеха являются достижения, такой метод образования становится великолепной моделью. Если же в качестве критерия избрать человеческую близость, то стоит хорошо подумать. Ощущение собственного превосходства по отношению к партнеру очень опасно (если, конечно, у того нет желания укрепить свою заниженную самооценку).Одни учителя руководят учениками с помощью побуждений, соглашений и умения сделать свой предмет увлекательным. Другие учителя властвуют над детьми, понижая их самооценку насмешками и угрозами. Это дается легко, и такой подход сделал покорными немало трудных подростков, но плохое мнение о самом себе серьезно затрудняет хорошие отношения с другими.

Средства массовой информации.

Многие дети проводят перед телевизором не меньше времени, чем за партой. Когда телевидения не было, представления о житейских драмах ограничивались радио и редкими посещениями кино или театра. Сейчас многие из нас оказались погребенными под лавиной выдуманных описаний «реальной жизни». Телевидение не только отражает действительность, но и оказывает на нее влияние. Чтобы быть интересными, привлечь зрителей, драматические сюжеты должны охватывать нечто большее, чем реальную жизнь; такие преувеличенные драмы оказывают сильное воздействие на наши ожидания и поступки.Реклама эксплуатирует множество биологических различий между полами, о которых говорилось ранее. Она выставляет стереотипы в подчеркнутой, карикатурной форме. Женщины превращаются в глупеньких домохозяек, переживающих оргазм при виде чисто отстиранного белья. Мужчины покрыты машинным маслом, в карманах позвякивают гаечные ключи. Пока женщина готовит ужин, муж торчит в пивной. Все эти образы призваны исполнять обязанности театральных задников, они медленно, но верно навязывают нам определенные условности. Если бы стереотипы не оказывали воздействия, рекламщики давно бы их отбросили.Детские книги, волшебные сказки — все они дополняют образ себя, убеждения и ценности ребенка, как новые кусочки головоломки. Многие до сих пор верят, что главным событием в жизни девушки станет тот момент, когда она в усыпанном цветами белоснежном платье пройдет между рядами в церкви к алтарю, где ее будет ждать принц Само Очарование. Многие родители мечтают дожить до этого дня и увидеть свою дочь под венцом. Мультфильмы Уолта Диснея многократно воспроизводят этот образ всеобщей мечты.Поскольку драмы основаны на конфликтах, волшебные сказки — на романтической любви, а реклама — на стереотипах, они не имеют ничего общего с действительностью, однако оказывают большое влияние на голос обусловленности и личные отношения.

Узнай свой голос.

Почему так важно изучить и понять свой голос социальной обусловленности? Он был всегда, он давно нам знаком, так почему бы просто не смириться с этим фоновым шумом, подталкивающим человека, куда ему заблагорассудится?Дело в том, что, познав голос обусловленности, можно понять, какие его советы тебе помогают, а какие мешают. Это позволит сделать жизнь такой, какой ее хочется видеть. Голос обусловленности похож на гипнотизера, нашептывающего свои приказы тебе на ухо; подобно добровольцу из зала, ты можешь обнаружить, что покорно выполняешь его указания (одновременно размышляя, почему, собственно, это делаешь).

Гипнотическая обусловленность.

В Индии есть один способ приручения слонов. Слоненка забирают от матери и привязывают за ногу к врытому в землю столбу. Малыш пытается вырваться, но ему не хватает сил. Через некоторое время он сдается и больше не старается освободиться. Он «помнит», что сил на это не хватит, даже через много лет, когда вырастает раза в четыре. Взрослого слона по-прежнему держат на тонкой веревке, хотя он мог бы с легкостью вырвать из земли и сам столб. Но слон давно оставил эти попытки. Он «знает», что не сможет освободиться. Временами схожим приемом пользуется голос обусловленности.Определенные привычки поведения, унаследованные от пращуров, могут показаться постороннему наблюдателю совершенно бессмысленными. Первоначальное убеждение или представление, которое когда-то стало причиной такого поведения, нередко теряется в туманах эпох.Я (Робин) помню один случай, когда моя жена и дети стояли в коридоре нашего дома и наблюдали, как я делаю уборку. Я собирал мусор, весь до последней соринки, и складывал его в мешок. Прежде они никогда не видели, как я выполняю эту «мусорную церемонию», так как обычно я проводил ее, пока дети были в школе. Отточенность и тщательность моих движений просто зачаровала их. Я был настолько погружен в еженедельную уборку, что не обратил внимания на их появление и заметил детей только после того, как работа была закончена и домашние ознаменовали это аплодисментами. Я был так поглощен своим занятием, что лишь взгляд со стороны помог мне понять смысл происходящего. К уборке мусора я относился как к вопросу жизни и смерти.Дело в том, что я во всех подробностях подражал поведению своей матери. До того случая я никогда об этом не задумывался и не сомневался в правильности такого подхода. Ребенком я часто видел, как мать замечала выворачивающий из-за угла фургон для сбора мусора — на лице ее отражалась настоящая паника и она кидалась в комнату, подбирая все до последней бумажки, чтобы успеть выбросить отходы. По моим детским представлениям, так и следовало прибирать мусор —панически, спешно, словно это невероятно важно. Вполне возможно, что моя мать просто подражала поведению своих родителей, а подлинные причины такого отношения к уборке давно затерялись в глубине веков. Не исключено, что когда-то таким способом пытались приостановить распространение заразы во время Лондонской чумы!Сходным образом, лишь в двадцатишестилетнем возрасте я вдруг понял, что на поезд можно садиться не только в тот миг, когда он трогается с места. Я и раньше подозревал, что это возможно, но обусловленность постоянно заставляла меня являться на вокзал в последний момент и вскакивать на подножку трогающегося вагона. Когда я был маленьким, маме приходилось одевать и приводить в порядок троих детей, собирать чемоданы — и времени всегда не хватало. Мы добирались до станции под свисток к отправлению: мама тащила всех нас за собой и едва успевала схватиться за распахнутую дверцу отходящего вагона. Она заталкивала нас внутрь, бросала вслед чемоданы и, наконец, сама совершала акробатический прыжок, влетая на площадку, как игрок в регби, предпринявший отчаянную попытку уйти от подножки.Теперь я вполне способен собраться заранее, без спешки, и приехать на вокзал вовремя. И все же, когда я поднимаюсь в вагон, привычное тревожное возбуждение по-прежнему сменяется всепоглощающим облегчением.Такие формы поведения, вызванные унаследованными убеждениями, оказывают совсем незначительное влияние на мою жизнь, разве что привносят в нее немного юмора. Что кажется странным, — так это ощущение «правильности», которое они вызывают, хотя я сам никогда не принимал рационального решения поступать именно так. Но если я не замечал собственных убеждений и особенностей поведения в таких будничных вопросах, то вполне логично допустить, что у меня есть неизвестные мне самому, потаенные представления и привычки, связанные с личными отношениями.Впрочем, мне удалось выявить немало своих убеждений о женщинах и о том, как нужно с ними общаться. Многие из них оказались очень полезными. Были и вредные, довольно неприятные для тех женщин, которые хотели со мной сблизиться. Например, я определенно верил в то, что на свете есть только одна идеальная женщина, которая мне подойдет. Она не только была совершенной, но и ждала, пока наши пути пересекутся, мечтала о счастье, которое осыплет нас, как падающие с деревьев цветы.Умом я понимал, что в мире нет человека, созданного специально для меня, тем более что в том возрасте кипучей гормональной активности голос инстинкта постоянно твердил мне, что все девушки вокруг великолепны. Но где-то на заднем плане мягко, но достаточно громко и влиятельно мурлыкал другой голос, заставлявший меня искать свою единственную. Это из-за него я пустился в погоню за совершенством. Это он вынудил меня не обращать внимания на прекрасные качества множества знакомых девушек, так как они не соответствовали описанию, любезно предоставленному голосом обусловленности.Мы оба знали одного молодого человека, работавшего художником по интерьеру. Его само восприятие полностью подчинялось работе. По существу, само его занятие родилось из этого образа себя. Если бы его спросили, какой он человек, тот парень тут же ответил бы, что он художник по интерьеру. Его мнение о себе предполагало творческую деятельность и стремление к совершенству. Он верил, что все вокруг можно улучшить. Каким бы великолепным ни было внутреннее убранство дома, он всегда находил способ усилить это впечатление. Первостепенную важность для него имела возможность выражать свои творческие способности, улучшая окружающий мир.В личных отношениях его преследовали неудачи, хотя свидания он назначал довольно легко. Он был симпатичный, состоятельный, приятный в общении, любил тратить деньги и бывать в новых местах. К несчастью, он никак не мог взять в толк, почему его девушки так сопротивляются желанию их изменить. Он просто не мог понять, почему они сердятся, когда он пытается сделать их лучше. В его голове уже сложилась картина, какими должны быть его спутница жизни и вся жизнь в целом, и он невольно выбирал тех девушек, которым пришлось бы измениться, чтобы вписаться в эту картину. С его точки зрения, появление женщины, которая идеально соответствовала бы этим мечтаниям, не позволило бы ему выплеснуть свой творческий заряд, а это было неотъемлемой частью его личности.Сексуальные и романтические отношения слишком важны, чтобы положиться на слепой случай. Мы выбираем человека, который будет нам ближе всех остальных на целом свете. Каждый день, который мы проводим с другим человеком, определяется нашим выбором. Партнер может превратить нашу жизнь в рай или ад, и все зависит от сделанного выбора. Просто удивительно, что многие люди не только почти не задумываются о личных отношениях, но и полагают, что обдумывать их вообще не стоит. Это вызывает немало проблем.Выбирая партнера, многие предпочитают позицию «поживем —увидим». Они назначают десятки свиданий, чтобы понять, с кем можно будет поладить, а с кем — нет. Хотя на деле они ищут совместимости, у них нет четких представлений о том, как они увидят, услышат или почувствуют такую совместимость, — если она возникнет. В результате они чаще всего обречены просто проводить время рядом с первым попавшимся.Дни, недели, месяцы протекают без всяких раздумий, а затем либо отношения безнадежно осложняются и их уже трудно прервать, либо достигается некий компромисс (не очень-то устраивающий обоих), либо оказывается, что «все вроде бы в порядке, но все-таки он (она) — не совсем то…» Однако главная причина в том, что эти люди сами не знали, чего хотели.Другая распространенная ошибка заключается в попытках найти того, кого нам удастся изменить или превратить в свой идеал. Иными словами, человек может понимать, что в природе идеального партнера не существует, или его можно просто не встретить, но, несмотря на это, идеал по-прежнему захватывает его мысли. Он мечтает о совершенстве, а не о реальном человек, и потому, вступая с кем-то в отношения, лелеет надежду на то, что партнера удастся превратить в свой идеал.С тем же успехом можно купить в магазине ненужную вещь, чтобы потом отнести домой, перекроить и выкрасить в любимый цвет! Разумеется, намного проще сразу купить то, что тебе нравится. Вскоре, впрочем, начинаешь понимать, что одежка — не главный залог счастья. Люди обычно яростно сопротивляются попыткам превратить их в кого-то другого даже ради счастья партнера. Скрытый смысл намека ясен: в исходном виде они, выходит, недостаточно хороши. Кроме того, если взаимоотношения подчиняются представлениям об идеале, партнер никогда не будет доволен, так как идеал недостижим по определению.Со временем оба человека расстанутся с первоначальными иллюзиями и испытают разочарование: один — потому что его партнер по-прежнему не соответствует идеалу, а другой — потому что его не ценят таким, какой он есть.Задумайтесь о том, каким мог бы стать ваш идеальный партнер:Как он должен выглядеть?Какой у него должен быть голос?Какие чувства он должен у вас вызывать?Какой должен вести себя по отношению к вам?Как вы вели бы себя по отношению к нему?Есть ли у этого идеального партнера реальный образец?Мы сами творим свой идеал. Мы определяем все его черты до малейших подробностей. Но мы не можем определять характер других людей, переделывать их (разве что на короткое время, но за это приходится платить высокую цену).Один наш знакомый, водитель — «дальнобойщик» по профессии, обратился к нам с просьбой разъяснить случай, который его очень озадачил. Однажды после долгого перегона он сделал привал в уединенном месте среди Йоркширских болот, за много миль от крупных городов. На другом конце стоянки рядом с телефонной будкой стоял небольшой фургон. Наш знакомый собрался было улечься спать, но в тусклом свете фонаря заметил, что в будке два человека — и они, как ему показалось, дрались. За день он очень устал, решил не вмешиваться и запер дверцы кабины. Вглядевшись в сумерки внимательнее, он понял, что это мужчина и женщина, причем женщину избивают.Храбрецом наш знакомый никогда не был и потому решил тронуться с места, но совесть не позволила ему просто уехать. Прихватив увесистый гаечный ключ, он пересек парковочную зону, открыл дверь телефонной будки и потребовал, чтобы мужчина прекратил бить женщину. Стоявший в будке хулиган был крепким, мордатым и задиристым, он пыхтел и брызгал слюной от злости. Но, к изумлению героя нашего рассказа, первое оскорбление он услышал от женщины — которую, между прочим, пытался спасти. Она заявила, что это его не касается, и посоветовала идти себе мимо. Так он и поступил. Стоило ему развернуться, как избиение продолжилось.Завершив свой рассказ, шофер спросил нас, как можно объяснить случившееся. Рааумеется, подлинные причины могли бы изложить только те двое, что дрались в телефонной будке, но мы предположили, что мужчина испытывал потребность кого-то избивать, а женщина —терпеть побои. Трудно это представить, но для них это было осмысленно, они полагали, что так и должна быть устроена жизнь. Вероятно, оба выросли в семьях, где отец избивал мать, и потому они жили так, как, по их представлениям, жили все вокруг.Люди ищут в своих партнерах то, что ожидают в них увидеть.У большинства людей танец голосов обусловленности протекает не так трагично. Человека, который хочет о ком-то заботиться, привлечет тот, кому нужна забота. Мы устанавливаем близкие отношения с теми, чьи взгляды на мир дополняют наши представления.Если человек чаще всего подчиняется именно голосу обусловленности, он, вероятно, постарается воссоздать в собственной семье взаимоотношения между своими родителями — либо, напротив, добиться того, чего от родителей никогда не получал. Трагичность этого подхода в одном: люди нередко выбирают тех, кто лишь отчасти напоминает одного из родителей, но не способен дать желаемое, и тогда старая история разыгрывается вновь. В обоих случаях во взаимоотношениях возникают серьезные трудности.

Постигая голос обусловленности.

Теперь у нас есть возможность изучить разные уровни собственного голоса обусловленности.

Окружение.

Начнем с уровня нашего окружения.В какой обстановке вы росли?Как, по вашему мнению, она повлияла на усвоенные вами принципы построения отношений?Составьте список людей, с которыми вы поддерживаете личные отношения. Опишите, где бы вы пытались найти партнера, если бы были свободны, куда бы вы отправились с партнером, если бы вступили с ним в личные отношения, с какой частотой встречались бы с ним и чем занимались бы во время этих встреч.Подумайте о том, как искали бы партнера или строили с ним отношения.Куда вы хотели бы пойти?С кем вы хотели бы туда пойти?В какое время?Как эти предпочтения влияют на возможность выбора подходящего партнера? Они расширяют или сужают этот выбор?Какие стороны ваших взаимоотношений будут определяться этими предпочтениями в выборе партнера и посещаемых мест?Один мой друг водил всех своих девушек по барам. Обычно он чудесно проводил там время с друзьями, но девушкам это чаще всего не очень нравилось. Со временем ему все-таки удалось найти девушку, которая тоже любила бывать в таких местах.Если вы ищете партнера или не можете выбрать подходящего человека, полезно будет подумать, где вы предпочитаете встречаться с другими людьми и как эти места согласуются с вашими убеждениями и ценностями.Многие люди стремятся найти надежного партнера для долговременных отношений, но пытаются искать их там, где обычно собираются любители мимолетных связей со всем, что движется и дышит.

Поведение и способности.

Мы не собираемся прописывать какие-то волшебные рецепты вроде «Десяти советов, благодаря которым вы непременно найдете свой идеал» (есть только один верный способ встретить человека своей мечты — погрузиться в бесплодные мечтания). В книгах с такими советами всегда есть нечто странное: они не оставляют никакого выбора тому, на кого нацелены поиски. Разумеется, нет ни одного верного средства привлечения внимания подходящего кандидата и установления хороших отношений с ним.В большей части книг, предписывающих то или иное поведение, допускается много ошибок. Помимо прочего, тот, кто тратит слишком много сил на привлечение представителей противоположного пола, далеко не всегда становится для них интересным.Если отношения правильны, они потребуют не больше, чем вы хотите отдавать. Жестко предписанные поступки лишают гибкости и ведут по очень узкому пути.Люди непредсказуемы даже в повседневных мелочах, и уж тем более — в любви и симпатиях. Остается только одно — изучить собственные черты и привычки, чтобы привнести в личные отношения нечто большее, сделать себя привлекательным. Нам в определенной мере удается управлять своими мыслями и поступками. Над другими людьми мы не властны.В романтические отношения вступают не отдельные черты характера, а вся личность в целом. Путь к хорошим отношениям пролегает через самопознание и понимание того, что именно облегчает наши взаимоотношения с другими.Не все отношения могут стать безупречными, но улучшить их можно практически всегда.Чем вы занимаетесь вместе с партнером? Какие виды деятельности вас связывают?Что нравится вам обоим?Ограничена ли ваша половая жизнь определенным местом и временем суток?Голос обусловленности нередко очень категоричен в отношении секса. В частности, он подсказывает, когда и где можно заниматься сексом, а также —что допустимо во время полового акта. Например, голос обусловленности часто утверждает, что сексом можно заниматься только по ночам в спальне. Если вы ощущаете, что подобные требования вас сковывают, вообразите на мгновение, что занимаетесь сексом в других местах или используете прочие приемы, которые вас возбуждают.Обратите внимание, какие возражения приходят вам в голову. Попробуйте понять, могут ли они быть вызваны воспитанием. Над такими преградами стоит подумать, их можно обсудить с партнером. Никто не обязан переходить к сексуальному поведению, которое вызывает у него неловкость, но если вы не можете найти веских доводов в пользу тех или иных сдерживающих факторов, они могут объясняться требованиями голоса обусловленности.Теперь задумайтесь об особенностях своих личных отношений.Составьте список своих способностей, начиная каждое предложение со слов «Я умею…», например:«Я умею веселить людей».«Я умею быть нежным в постели».«Я умею разбираться в людях».«Я умею понимать чужую точку зрения, даже если не согласен с ней».Такой список удобно составлять, вспоминая случаи, когда партнер вас за что-то хвалил. Помимо прочего, одобрение показывало, что для него эти умения имели большое значение. Даже если вы вспомните совеем не много таких умений, они все равно очень важны.Составьте список тех качеств, которые вы мечтали бы развить. Возможно, вам хотелось бы стать настойчивее, заботливее раскованнее? Внесите в список причины, по которым вы цените эти качества:«Мне хотелось бы быть… потому что…»

Убеждения.

Перейдем к убеждениям. Они представляют собой наши рабочие правила. Лучшее определение этого понятия, вероятно, звучит так: «Убеждения — это те мысли, с которыми мы согласны, несмотря на примеры обратного». У нас есть представления о самих себе, о том, что возможно, на что мы способны и чего заслуживаем.Помните, что убеждения не обязательно должны быть правильными, это просто самые правдоподобные догадки об устройстве мира, которые мы строим на основе личного опыта.Многие наши представления опираются на поведение наших родителей как супругов. Мы видели, как они поступают, и обобщали полученные сведения.Когда я (Джозеф) был еще маленьким, мой отец ходил на работу, а мама занималась домашними делами. Кроме того, она вела денежные дела отца, представителя свободной профессии. В детстве это была моя единственная модель устройства семьи. Разумеется, нынешние перемены в обществе перевернули такие убеждения и ценности с ног на голову, но я до сих пор временами ловлю себя на мысли о том, что именно так и должен быть устроен мир. Иногда у меня безотчетно возникает ощущение, будто я оказываю жене большую любезность тем, что прибираю в доме (словно это исключительно ее обязанность).Не думаю, что я единственный мужчина на свете, у которого появляются подобные чувства. Многие из нас выросли в семьях, где существовало такое же разделение труда, как между моими родителями. Неоднозначными могут быть даже соответствующие словесные выражения. Мужчины говорят, что «помогают» женам в домашних хлопотах, как будто это действительно благородная услуга, не связанная с прямыми мужскими обязанностями. Впрочем, лучше уж «помогать», чем вообще ничего не делать.Какие бы соглашения вы ни оговаривали, убедитесь, что они устраивают вас обоих. До тех пор пока наши дома не станут настолько разумными, что смогут проводить уборку автоматически, в них всегда найдутся хлопоты, не доставляющие удовольствия ни жене, ни мужу. Очень легко задним числом критиковать и оценивать договоренности, существовавшие между нашими родителями. Но родители сделали лучшее, чего можно было добиться в те времена и в тех общественных условиях. Это не значит, что они ошибались, но и не делает их решение единственно правильным.Очень полезно изучить, какие убеждения мы могли перенять в детстве и сохранить до сих пор вопреки очевидным свидетельствам их ошибочности. Попробуйте выполнить такое упражнение:Какие взгляды на отношения супружеских пар вы переняли от отца?Какие взгляды на отношения супружеских пар вы переняли от матери?Если у вас есть братья и сестры, то какие взгляды на отношения супружеских пар вы переняли от них?Какие взгляды на отношения супружеских пар вы переняли от бабушек и дедушек? (Вполне вероятно, что их воззрения во многом совпадали с представлениями ваших родителей, и все же какие-то особенности должны существовать.)Какие взгляды на отношения супружеских пар вы переняли от ровесников?Какие из этих взглядов и представлений сохранились у вас до сих пор?Согласны ли вы с ними с точки зрения интеллекта?Размышляя над ответами на эти вопросы, вспоминайте, что родители говорили и как поступали. Моя мать ненавидела некоторые домашние заботы (например, гладить белье). Она твердила, как ей тошно этим заниматься, но все равно гладила. Дела обычно влияют на нас сильнее слов.Модель родителей может оказаться совершенно неподходящей для нашей будущей жизни. Очень важно понять: то, что мы переняли, это взгляды наших родителей, их (а не наш) отклик на требования общественной жизни и личных отношений. Нам нужно самостоятельно пересмотреть эти взгляды, а не бездумно принимать их или отвергать.Составьте список представлений, связанных с близкими отношениями. Включите в него все то, что считаете правильным в своих взглядах на себя в целом и в рамках взаимоотношений, своих родителей и человеческие отношения вообще (например, «Я верю, что стремление к долговременным отношениям совершенно естественно», «Чтобы добиться хороших отношений, нужно потрудиться» или «Если ты откровенен с партнером, он тоже будет искренним»).С другой стороны, вы можете верить в то, что «Никому из мужчин нельзя доверять», «Число любовниц показывает, насколько ты хорош в постели» либо «В любви и на войне все средства хороши».Обдумайте составленный список. Дополняйте его, если в голову придут новые мысли. Тщательно погружайтесь в каждое предложение и постарайтесь отличать то, во что действительно верите, от предположений, в которые вам хотелось бы верить.У нас есть определенное мнение о том, чего мы заслуживаем. Оно сильно влияет на наши личные отношения. Каких, по-вашему, отношений вы заслуживаете и почему?Изучите свои убеждения, заполняя пробелы в следующем предложении. Размышляя над ответами, не забывайте обращать внимание на свои ощущения.«Я заслуживаю отношений, в которых есть… потому что…»Наши взгляды о том, чего мы заслуживаем, основаны на представлениях о себе и других. Прочтите приведенные ниже вопросы. Вначале дайте те ответы, которые первыми придут в голову, а затем тщательно обдумайте каждый вопрос.Если ваши запросы в чем-то занижены, то что стало причиной этого?Основано ли это мнение на вашем личном опыте и проверено ли вами на практике?Согласны ли вы с таким утверждением: «Мои личные отношения вряд ли когда-то изменятся. Они всегда будут такими, как в прошлом»?Если да, то почему вы так думаете?У вас есть возможность изучить любое убеждение, которое может ограничивать ваши личные отношения.Прежде всего, подумайте, какие отношения вы могли бы назвать по-настоящему хорошими, каких отношений вы хотите на самом деле.Подумайте, что мешает вам достичь желаемого. Запишите все, что приходит в голову, даже если некоторые мысли покажутся нелепыми или глупыми.Что представляют собой эти препятствия? Какие из них определяются подлинными причинами и внешними обстоятельствами, а какие — вашими собственными взглядами?Подумайте о положительной стороне убеждений, которые на первый взгляд мешают вам добиваться желаемого. Они могут, например, предохранять от тех случаев, когда потенциальный партнер отвергнет ваши ухаживания.Спросите себя: «Во что я хотел бы верить, если бы не верил в это?»Если у вас есть выбор, то во что бы вы предпочли верить? Новое убеждение могло бы иметь те же положительные стороны, но обеспечить большую свободу действий и не препятствовать желаемым отношениям.Подумайте, как изменилась бы ваша жизнь, если бы вы действовали, исходя из нового убеждения. Представьте себе течение обычного дня своей жизни в этом случае.Он принес бы вам удовлетворение?О чем бы вы думали?Что бы вы делали?Куда бы пошли?Что чувствовали бы?Что сказали бы партнеру?Что ответил бы партнер?Если задуматься, то ограничивающее убеждение достоверно лишь потому, что мы постоянно ведем себя так, будто оно верно. Переход к новому убеждению не вызовет мгновенных перемен в окружающем мире и обстоятельствах вашей жизни, но все же подтолкнет к новым действиям, а они, в свою очередь, приведут к желаемым переменам.Как убедиться, что кто-то во что-то верит? Наблюдать за его поступками. Чтобы прекратить верить в нечто, нужно перестать вести себя так, словно это правда. Попробуйте действовать иначе. Только так удастся проверить, насколько справедливы твои предположения.Сдерживающее убеждение невозможно подтвердить, поскольку человек не собирается поступать по-другому. Если веришь, например, что не можешь встретить доброго, понимающего и чуткого партнера, это совсем не значит, что таких людей не бывает. Возможно, за твоими плечами горький опыт несложившихся отношений, но это еще не доказывает, что хорошие отношения невозможны, просто тебе пока не удалось их установить.Отсутствие доказать нельзя, доказывается только существование — и для этого достаточно найти реальный пример. Убеждения о личных отношениях отличаются от законов материального мира. Силе тяготения не нужно, чтобы в нее верили, — она все равно не позволит подняться в воздух, просто взмахнув руками. Но наши убеждения о самих себе, Других людях и человеческих отношениях очень часто выглядят такими же неизменными и непреложными, как закон тяготения.Положительные убеждения —далеко не бездумный, неисправимый оптимизм. По существу, мы не знаем правды о других. Можно сказать только одно: представления определяют надежды, те оказывают влияние на поступки, а от них, в свою очередь, зависят переживания. По этой причине вполне разумно опираться на убеждения, которые нам помогают, раскрывают перед нами двери, а не заводят в тупик. Разумеется, сейчас мы говорим о действиях, опирающихся на обоснованные и трезвые предположения.Один из путей возникновения убеждений — обобщение личного опыта. Замечая повторяющуюся схему явлений, мы начинаем считать, что так будет всегда. С тем же успехом можно трижды подбросить монету и, столкнувшись с тем, что все три раза выпал «орел», прийти к выводу о том, что монеты всегда падают гербом вверх. Но три «орла» подряд — исход вполне возможный, не такой уж невероятный.Я (Джозеф) вспоминаю, как четырехлетняя дочь задала мне довольно странный вопрос.— Папочка, — сказала она. — А для того, чтобы стать взрослой, обязательно ломать кости?— Ну что ты! — ответил я. — Почему ты так решила? Она пояснила, что все известные ей взрослые в детстве ломали руку. Я сам всего несколько дней тому назад рассказывал ей, как подростком упал в саду и сломал запястье. Несколько других взрослых тоже рассказывали моей дочери о полученных в детстве переломах.Переломы — штука довольно распространенная, но вовсе не обязательная! Однако моя дочь обобщила полученные сведения и пришла к выводу о том, что ей, по всей видимости, тоже предстоит через это пройти. Я очень рад, что она решила на всякий случай посоветоваться со мной.Проводя обобщения, мы опираемся на ряд собственных правил о том, как устроен мир, что нам следует и не следует делать, как мы должны и не должны поступать. Кроме того, у нас есть представления о том, что мы можем, а чего не можем.Вернитесь к своему списку убеждений о личных отношениях и посмотрите, встречаются ли в нем такие слова, как «надо», «обязан», «не должен», «могу» или «не могу». Они указывают на обобщенные представления о себе и своих отношениях (и в целом, и в частности, — с сексуальным партнером).Если вы записали, например: «Я не могу придумать, о чем говорить на свидании», такое мнение представляет собой обобщение, основанное на опыте прошлого и усвоенных условностях. Начнем с того, что это неправда. Разумеется, вы вполне способны придумать тему для разговора, но, скорее всего, полагаете, будто ваши слова должны нести в себе особую мудрость и глубину. Нет никаких физических причин, мешающих вам поддерживать беседу. Проблемы сводятся исключительно к внутренним преградам.Обнаруживая у себя подобные убеждения, замените «не могу» на «не следует» и посмотрите, что получится. Если вернуться к нашему примеру, возникнет фраза: «На свидании мне не следует ни о чем говорить».После такой замены убеждение часто начинает звучать довольно смешно.Теперь можно задать себе несколько вопросов. Прежде всего, спросите: «Кто так считает?» Вполне возможно, что именно в этот миг в ухе раздастся голос ваших родителей.Второй вопрос звучит так: «Что мне мешает это сделать?»Очевидно, внешних препятствий в данном случае нет. Помехой становятся либо воображаемые дурные последствия, либо досадные ошибки прошлого, которые вы боитесь повторить.Иногда мы извлекаем из личного опыта неверные уроки. Мы делаем это, чтобы никогда больше не испытать тех болезненных переживаний, но следует учитывать, что каждое событие определяется уникальным сочетанием действующих лиц и внешних обстоятельств. Вообще говоря, в точности повторить прошлое невозможно, как нельзя обратить вспять само время. Есть только один способ вновь испытать прежнюю боль: постоянно вспоминать о ней и переживать заново.В любом случае, вы никогда больше не окажетесь в такой же ситуации —вы стали старше, знаете намного больше, лучше узнали жизнь, а другие люди, как и обстоятельства, тоже изменились.Сталкиваясь с убеждениями типа «Я не могу…» или «Мне не следует…», проведите эксперименты со своими интонациями.Произнесите их вслух и прислушайтесь к своему голосу.Как он звучит?Чей это голос?Наши представления обычно выражаются в форме утверждений (например, «Мне не стоит так поступать»). Попробуйте произнести его недоверчивым, вопросительным тоном («Мне (действительно) не стоит так поступать?»). После этого убеждение отчасти потеряет свою власть над вами.Сдерживающее убеждение о беседах с потенциальным партнером на свиданиях подразумевает, что, если вы о чем-то заговорите, случится нечто ужасное. Но что именно? Вы можете ответить, что партнер решит прервать эти отношения. Если спросить, что произойдет потом, то после некоторых раздумий вы признаетесь, что как-нибудь переживете это и приметесь искать другого.Получив четкое определение, последствия ошибок обычно начинают выглядеть не столь уж и катастрофическими.В нашем воображении нередко разыгрываются кошмарные сцены, живописующие те опасности, которых любой ценой хочется избежать.Вернемся к убеждению «Я не могу придумать, о чем говорить на свидании». Что же вам мешает? «Что бы я ни сказал, ей это будет не интересно». Но что случится, если вы все-таки это скажете? Вот тут-то и возникает яркая картина: девушка громко хохочет над вашим нелепым замечанием, тычет пальцем, корчится от смеха — это, безусловно, мучительное зрелище, но разворачивается оно не наяву, а в голове, и, как большинство воображаемых картин, изрядно преувеличивает то, что может случиться в действительности. Нетрудно, конечно, представить, как партнер мысленно говорит себе, что перед ним скучный идиот. Такая воображаемая сцена не менее болезненна, но это «чтение мыслей» — мыслей, которые, кстати, еще не появились!Убеждения могут касаться и того, что мы должны, а чего не должны делать: «Я обязан платить за обоих в ресторане» или «В споре последнее слово должно оставаться за мной». В этом случае можно задать себе те же вопросы: «Кто так считает?» и «Что будет, если случится обратное?» Наконец, можно прибегнуть к недоверчивой интонации («Последнее слово действительно должно оставаться за мной? В любом споре?»).Подобные убеждения обычно возникают из-за одного-двух неприятных случаев в прошлом, а голос обусловленности уже не дает шанса предпринять тщательную проверку правильности своего вывода. Оценивая эти убеждения критично, легко обнаружить, что чаще всего они не так важны, как казалось раньше.Еще один вид убеждений проявляется в форме категорических, не допускающих исключений принципов, например: «Меня никогда никто не полюбит», «Все вокруг намного счастливее меня» или «Жена меня никогда не слушает». Такие представления очень сильно нас ограничивают. Обнаружив в своем списке нечто подобное, переведите утверждение в форму прошедшего времени (в любом случае, оно зародилось там, в прошлом), а в самом начале добавьте: «Личный опыт подсказывал мне, что до сих пор…» Чувствуете разницу?Обобщающие утверждения мешают нам обратить внимание на те случаи, когда они не выполняются. Ощущение своей правоты приносит особое удовольствие, даже если речь идет о болезненных переживаниях. Всегда можно сказать: «Видите, я же говорил!» Кроме того, многие убеждения нам очень дороги, это некая часть нашей личности, грань самовосприятия.Мы говорим о твердости убеждений, верности своим убеждениям, о сохранении убеждений и измене им, словно это близкие нам люди. В каком-то смысле, так оно и есть.Чтобы подвергнуть проверке свои ограничивающие убеждения, попробуйте выполнить следующее упражнение. Еще лучше сделать это вместе с другом или понимающим партнером.Просмотрите список своих убеждений и обратите внимание на все утверждения, включающие или подразумевающие слова «никогда», «всегда», «непременно», «все», «каждый» и так далее.Постарайтесь вспомнить примеры, когда такие утверждения не выполнялись. Неужели ваш личный опыт показывает, что это действительно справедливо всегда? Если удалось найти хотя бы один пример обратного, убеждение нельзя считать непреложным. Оно допускает исключения.Если всеобщее правило не выдерживает проверки, убежденность в нем обычно ослабевает, что открывает перед нами новые возможности. Теперь вы можете подумать, как извлечь больше пользы из представляющихся возможностей. Подчеркнуто усиленное убеждение со словом «никогда» можно заменить более мягким, но гибким принципом.Есть еще один способ подвергнуть сомнению подобные обобщения. Их можно преувеличить, чтобы наглядно увидеть абсурдность вывода. Используем в качестве примера мнение: «Мне никогда не найти подходящего партнера». Можно сказать себе: «Конечно, мне не никогда не найти такого человека. В мире всего-то три миллиарда представителей противоположного пола, и ни один из них мне не подходит. Если такие и есть, то они, должно быть, прячутся, не хотят, чтобы их нашли. Все те, кто обращается в брачные агентства и ходит на встречи холостяков, твердо решили не знакомиться со мной, хотя даже не подозревают о моем существовании».

Ценности.

Ценности неразрывно связаны с убеждениями. Хорошие отношения нужны всем, но как именно каждый из нас понимает эти слова? Стоит разобраться.Какими должны быть отношения, чтобы они вас устраивали? Что это — дружба, веселье, приятный секс, доверие или свобода? Что вы цените в личных отношениях?Составьте список всего, что важно для вас в личных отношениях. Перечислите все черты характера предполагаемого партнера и особенности хороших отношений. Спросите себя:Что я ценю во взаимоотношениях?Что важно для хороших отношений?Что я получаю, когда отношения хорошие?Какими особенностями они должны отличаться?Что в них имеет значение?Хочу ли я вообще вступать в тесные отношения?Обдумав эти вопросы, убедитесь, что ваши ответы искренни. Они не должны отражать то, во что вам просто хотелось бы верить. Они не должны быть шаблонными или списанными с чужих мнений. Все это — очередная личина голоса обусловленности, стоящего на пути между вами и тем, чего вы на самом деле хотите. Чтобы ценности действительно что-то значили, они должны быть вашими собственными.Нужно самостоятельно выбирать то, что для тебя значимо.Теперь, когда список ценностей готов, расположите их в порядке убывания важности.Определите пять особенностей, которые важнее всех прочих.Они действительно совершенно необходимы для того, чтобы вы считали отношения хорошими?Какие из них по-настоящему нужны, а какие вам просто хотелось бы видеть?Внимательно просмотрите составленный перечень. Вероятно, в нем встречаются отвлеченные понятия: «любовь», «доверие», «веселье», «сексуальная совместимость», «честность», «надежность», «радость», «верность», «интерес» и так далее.Но что каждое из них означает на деле?Как вы определите, что тем или иным отношениям присуща эта особенность?Какие поступки партнера укажут на эти качества?Если вы, например, цените в личных отношениях откровенность, то как узнаете, что партнер честен с вами? Как определите степень собственной открытости?Вам предстоит оценивать различные поступки. Что вам нужно будет увидеть и услышать, чтобы понять, что отношения откровенны? Этот вопрос может показаться странным, но сами по себе наши ценности слишком абстрактны, чтобы их можно было оценивать на практике. Важно то, что оба партнера делают, а не говорят. Кроме того, вы должны быть уверены, что в поступках партнера действительно отражаются его ценности. Судить об этом только вам.Существует два основных способа применения к ценностям различных правил и оценки других людей с их помощью.Одна из форм суждения — умение замечать отсутствие тех или иных ценностей. Вы можете, например, установить определенное мерило откровенности как необходимое, а затем обращать внимание на поступки партнера в попытках определить тот момент, когда ваши отношения уже лишаются минимально допустимой степени доверительности.Второй путь — не считать откровенность чем-то само собой разумеющимся и приглядываться к любым признакам ее проявления. Помните, что ценности не абсолютны и, кроме того, не могут проявляться каждую секунду. Вам предстоит стать судьей и установить приемлемый для себя уровень. Вполне возможно, что для этого придется оценивать отношения довольно долго.Эти два подхода очень отличаются друг от друга. Намного проще исходить из того, что отношениям присуща та или иная черта, а затем отслеживать ее отсутствие. Опасность противоположного подхода заключается в том, что начинаешь искать свидетельства любви, нежности или чего-то еще, но полученные доказательства никогда не удовлетворяют до конца.Пример такого подхода, доведенного до крайности, — ревность. Ревнивые люди исходят из того, что партнер их обманывает или испытывает влечение.к другим, и потолгу им требуются постоянные заверения & обратном. Доказательств, конечно же, хватает лишь до следующего приступа подозрительности.Вспомним, что вы расположили свои ценности в порядке важности. Если после этого вы поймете, что ваш нынешний или потенциальный партнер обладает рядом качеств из нижней части списка, но не отвечает ни одному из главных требований, может возникнуть желание изменить партнера против его воли либо оправдаться, приписав незначительной особенности, отношений некую мнимую важность.Голос обусловленности может заверять: «Все не так страшно. Да, я знаю, что он меня обманывает и спит с кем попало, но зато с ним не скучно». Но такой самообман не сработает, если честность и верность относятся к вашим главным ценностям, а общительность — к второстепенным.Поочередно обдумайте каждую из своих главных ценностей. Мы воспользуемся примером верности партнеру. Прежде всего, примените эту ценность к самому себе. Очень полезно убедиться в том, что вы оцениваете партнера по той же мерке, что и себя.В каких поступках отражается преданность партнеру?В каких поступках отражается отсутствие такой преданности?Каким из них вы уделяете больше внимания?Что означает для вас нарушить верность (поцеловать другого человека, заниматься с ним сексом, фантазировать о сексе с другими и т. п)?Можно ли считать доказательством неверности первый шаг к подобным поступкам?Что для вас по-настоящему ценно: быть верным или не изменять?Вы считаете, что фантазии не менее красноречивы, чем поступки?Теперь обратимся к партнеру:Что вы хотите увидеть в поведении партнера? Как вы поймете, что он вам верен?Какие признаки дадут понять, что партнер вам изменяет?Какие доказательства вы склонны искать — первые или вторые?Теперь примените к своему партнеру те же мерки, что и к самому себе.Эти упражнения отняли у вас некоторое время, но оно не пропало зря, так как теперь вы намного лучше понимаете себя и своего партнера.Еще раз перечитайте свои ответы в поисках любых странностей. Возможно, вы цените верность, но не верите, что представители противоположного пола могут быть преданными? Возможно, вы считаете себя общительным, но вечера проводите чаще всего перед телевизором?Есть несколько простейших рецептов ухудшить личные отношения, и все они основаны на нежелании или неумении понять потребности и ценности партнера.Чаще всего люди полагают, что партнер ценит то же, что и они, и потому пытаются сделать ему приятное тем способом, какой доставил бы удовольствие им самим. Но партнер далеко не всегда хочет того, о чем мечтаете вы. Нужно выяснить, что важно именно для него и как это должно проявляться. Тогда удастся дать ему то, чего он сам хочет.Во-вторых, следует пояснить партнеру, что важно для вас и как это могло бы проявляться. Как иначе он узнает о ваших желаниях? Если ему не сказать, он будет исходить из воображаемых представлений о том, чего бы вам хотелось, но опорой для него по-прежнему будут его собственные ценности. Он может угадать, но может и ошибиться. Не стоит превращать взаимоотношения в лотерею.Вот простой пример. Представим, что и вы, и ваш партнер цените проявления нежности. Вы говорите ему о своей любви и хотите услышать то же самое. Этот способ вас устраивает: по вашему мнению, именно он дает понять, что тебя любят. Ласки и влюбленные взгляды — этого для вас мало. Предположим, партнер демонстрирует свою привязанность именно ласками, так как для него слова — это просто слова, а не поступки. Если не выяснить, что ценит каждый из вас, не рассказать об этом друг другу, оба останутся неудовлетворенными. Каждый будет давать другому то, что хотел бы получить сам, но ни один не добьется взамен желаемого. Оба выражают нежность по-своему. Это простой, но очень распространенный пример.Внимательно пересмотрите правила, которые применяете к своим ценностям. Если у вас слишком много критериев отсутствия желаемых качеств и очень мало возможных доказательств их наличия, то вы, скорее всего, будете считать свои личные отношения неудовлетворительными. Это не столько отношения, сколько набор жестких требований к партнеру. Разочаровываться в других очень легко, для этого достаточно установить слишком высокую планку.Стремление к недостижимому совершенству — заклятый враг близких отношений.Некоторые пары доходят до невероятной путаницы понятий. Один из партнеров (скажем, женщина, хотя на деле это может быть любой) придерживается того мнения, чт© мужчина должен проявлять свою любовь, причем делать это без напоминаний и объяснений, как это следует делать. Почему? Да потому, что если он любит, то сам должен понимать, как сделать ее счастливой!Легко представить, к каким сложностям и скандалам могут привести подобные правила. Поскольку люди не умеют читать мысли (во всяком случае, в общей массе), такой подход попросту обрекает партнера на неудачу, поскольку требует невозможного —угадывания чужих желании.В завершение убедитесь, что ваши правила проверки ценных качеств осуществимы на деле. Если женщина полагает, что для того, чтобы по-настоящему доказать свою любовь, мужчина должен забраться на Эверест с ее фотографией в нагрудном кармане, то она изрядно ограничивает кр\г потенциальных кандидатов.Подобная путаница в системах ценностей может объяснить ряд «непонятных» разводов, когда один из партнеров вдруг собирает чемоданы и в спешке уходит из дома, утверждая, что больше не в силах это выдержать. Почему так происходит? Обычно этому человеку не дают того, чего он на самом деле хочет, а то, что он получает, ему не нравится. Но если вы не объяснили партнеру, чего хотите и как он может вам это дать, вы не имеете никакого права сердиться на него и обвинять в том, что он не способен дать вам желаемое.Рассмотрим пример, насколько по-разному партнеры могут представлять себе счастье и хорошие отношения.Вот взгляды первого:Мы остаемся вместе.Мы не испытываем недостатка в средствах.Дети под надежным присмотром.Мы редко ссоримся.Сравним эти мечты с определениями — второго партнера:Нам весело.Нас переполняет энергия.Отличный секс.Предположим, что мечты первого человека сбылись, он счастлив. Его партнер еще не воплотил в жизнь свои ценности, и потому по очень доволен. Если они не обменивались взглядами, второго партнера постепенно захлестнет разочарованность и рано или поздно случится одно из трех. Прежде всего, второй партнер может дойти до точки кипения и по необъяснимым (для первого партнера, но, возможно, не для всех окружающих) причинам разорвать отношения. Во-вторых, оба могут продолжать совместную жизнь, наполненную тихим отчаянием. Наконец, один или оба могут завести роман на стороне (если найдут того, кто предоставит им ценности, которых лишена супружеская жизнь). В этом, кстати, заключается причина большей части измен.Если и существует самое распространенное правило хороших отношений, то оно, пожалуй, гласит:Объясните партнеру, чего вы хотите и что для вас важно.Следующий по важности принцип:Если можете, дайте партнеру то, о чем мечтает он.Если это кажется слишком сложным, вы найдете в нашей книге немало упражнений, которые помогут выяснить, почему вам так трудно с этим справиться.Мы возвращаемся к важнейшему вопросу — вопросу о том, как мы сами себя ограничиваем.Представим, что в личных отношениях вы высоко цените верность и доверие. Вы ведете себя честно перед партнером и доверяете ему — по меньшей мере, в соответствии с собственными взглядами на эти понятия. Но однажды вы узнаете, что у партнера есть связь на стороне. Он вас обманул. Что дальше?Реакция будет зависеть от других ваших ценностей и самоограничений. Для некоторых людей нестерпима и одна-единственная измена партнера. Это выходит за установленную ими границу и служит достаточным поводом для развода. Даже однократное нарушение доверия слишком серьезно и выходит за рамки допустимого.Другие люди могут простить измену. Хотя обман их очень тревожит, устойчивость отношений для них важнее, чем интрижка на стороне, и потому они предпочитают сохранить близкие отношения. Скорее всего, провинившийся партнер уверяет, что никогда больше не допустит подобного. Но представим, что уже через несколько месяцев история повторяется. Что теперь? Его могут снова простить, но третья измена вполне способна стать последней каплей. Три ошибки — и игра закончена. В этом случае второй партнер устанавливает границу иного рода: признаком ее нарушения служит не измена как таковая, а критическое число повторных обманов (в данном случае: три).Возможны и другие варианты. Предположим, муж изменяет один раз, второй, третий и так далее. Жена всякий раз прощает его, желая продолжить отношения, но в один прекрасный день чувствует, что сыта по горло. Решающую роль играет не точное количество измен, а продолжительность неверности, ее общий срок, который мог исчисляться месяцами, даже годами. В данном случае установленная граница носит иной характер: не количество, а срок.Как ни печально, в некоторых случаях пострадавшая сторона может почувствовать, что партнер пересек границу допустимого, но ей попросту некуда уйти, и тогда, какими бы ни были ее прочие ценности, у несчастной жертвы возникает такое чувство, будто она попала в тюрьму.Подумайте, какими рамками вы ограничиваете пять своих главных ценностей.Это четкие границы? Они твердо определяют, какие поступки партнера (пусть даже однократные) будут означать для вас полный крах отношений? Существует ли нечто такое, чего вы не стерпите в любом случае, независимо от объяснений или раскаяний партнера?Есть ли нечто такое, что вы могли бы стерпеть несколько раз? Сколько именно?Как долго может продолжаться подобное поведение, прежде чем вы решите, что с вас хватит?Какие поступки могли бы пойти вразрез с вашими ценностями, если бы продолжались слишком долго?Сколько раз им нужно было бы повториться (или как долго продолжаться), чтобы вы решили покончить с этим?Важными могут стать и другие факторы: насколько сильно противоречит системе ценностей поведение партнера и как долго это продолжается. Примером может служить жена, которая чувствует, что муж ей изменяет, стоит тому бросить заинтересованный взгляд на другую женщину. Если бы речь шла об открытой измене, она ушла бы от мужа без раздумий, но похотливые взгляды на окружающих тоже (хотя и в меньшей степени) противоречат ее представлениям о Верности. Она постоянно твердит мужу об этом, но он не меняется. Женщина все-таки может порвать отношения с ним, если в какой-то момент решит, что уже не в силах это терпеть.Итак, существует три типа границ, определяющих важность ценностей:глубина поступка (важность той или иной ситуации); повторяемость поступка (сколько раз это случается); продолжительность поступка (как долго это тянется)Знание границ собственного терпения позволяет избежать нескольких опасностей, угрожающих взаимоотношениям. Первая заключается в установке слишком тесных рамок (иными словами, в обилии достаточно обыденных поступков, которые однозначно нарушают установленные границы). Примером может служить мужчина, который бросает партнера за любое проявление кокетства перед другими. Не исключено, что в гостях он не разрешает ей даже заговаривать с посторонними мужчинами. Бывает и так, что муж не прощает жене восторженных взглядов других мужчин, полагая, что она сама дает им повод к ухаживаниям. Такие мужчины не всегда бросают подруг, но нередко наказывают их неуважением и даже прямой грубостью.Итак, слишком тесные рамки могут причинить немало хлопот. Их следует считать узкими, если границы может нарушить самое обыденное поведение, повторявшееся лишь несколько раз или совсем недолго.Источником второй опасности служат слишком широкие границы. Они могут оказаться настолько растяжимыми, что в практическом смысле будут равносильны полному отсутствию ограничений. Результатом является чрезмерная доверчивость, а сам человек рискует стать объектом обмана или оскорблений. Ему очень хочется прощать партнеру, забывать его оплошности.Партнер, напротив, берет намного больше, чем дает, и начинает думать, что любой каприз останется безнаказанным. Он ведет себя все возмутительнее, становится похожим на непослушного ребенка, проверяющего родителей «на прочность», чтобы определить границы дозволенного.В худшем случае первый партнер всегда будет прощать второго, так как у него нет четких границ допустимого. Он постарается стерпеть любую вольность во имя сохранения отношений. В итоге второй партнер может уйти сам, обвиняя первого в безволии и слабохарактерности.Всем нам нужны определенные границы* Мы должны устанавливать их и для себя, и для других. Иногда попытки сберечь личные отношения обходятся нам слишком дорого. Бывают случаи, когда разрыв — единственное правильное решение.

Проверка достоверности.

Проверьте, насколько действенно вы воплощаете в жизнь новые знания о личных отношениях. Составьте список партнеров, которые были у вас на протяжении жизни. Если он короткий или вообще пустой, перечислите людей, которые казались вам привлекательными.Возьмите чистый лист бумаги и разделите его пополам вертикальной чертой. Озаглавьте одну колонку «положительные черты», а вторую — «отрицательные». Возьмите первое имя из списка партнеров и впишите в колонки его положительные и отрицательные качества. Сделайте то же самое для остальных партнеров. Попутно отмечайте те черты, которые уже упоминались в списке ранее, в отношении предыдущих партнеров. Продолжайте, пока не исчерпаете список имен.Составленный перечень покажет, что вы выбирали в действительности — в противоположность вашим представлениям о том, за какие качества вы выбирали своих партнеров.Определяя свои ценности, вы могли, например, решить, что главной чертой партнера с вашей точки зрения является верность. Но, проанализировав действительность, вы можете обнаружить, что этим качеством обладали далеко не все ваши партнеры.Если вы обнаружите подобные расхождения, это будет означать, что ваши представления о собственных критериях выбора сильно расходятся с подлинными взглядами голоса обусловленности.Обратите внимание на недостатки своих избранников. Посмотрите, не пытаетесь ли вы найти в партнере противоречивые качества. Например, если вы ищете того, кто любит риск, но в то же время привязан к дому, подумайте, могут ли эти черты совмещаться в характере одного человека.

Личность.

В завершение мы переходим на уровень личности, человека в целом.Кратко изложите на бумаге, каким видите себя в контексте личных отношений. Вы можете указать, например: «Я —страстный любовник», «Я достойна доверия», «Я даю больше, чем могут взять» или, напротив, «Я довольно суров», «Я принимаю чужую заботу как нечто обыденное» либо «Я люблю женщин, но бросаю их».Как бы вы ни охарактеризовали себя, постарайтесь, чтобы описания были точными и искренними. При этом вы можете открыть в себе нечто новое или просто повторить то, что знали уже давно.Окончательное утверждение запишите в таком виде:«В личных отношениях я…»Теперь подумайте, какой метафорой могли бы себя описать.На что (или на кого) вы похожи? На ураган? Нежную домашнюю зверушку? Дон Жуана?«В личных отношениях я напоминаю… потому что…»Что еще должно быть справедливо, чтобы это сравнение стало совершенно точным?Придумайте метафору для того идеала, каким вы хотели бы стать.«В личных отношениях мне хотелось бы быть похожим на… потому что…»Как связаны между собой обе метафоры?Согласуется ли ваш уровень личности с другими уровнями, которые вы анализировали ранее?Записав на бумаге представления о себе, подумайте о том, как они влияли на ваши близкие отношения в прошлом. С одной стороны, они могли стать причиной успеха, с другой — фактором, который ограничивал свободу выбора или приводил к повторению сходных ошибок. К примеру, один мой знакомый определял себя как «одиночку». Он и жил, исходя из этого самовосприятия, хотя со всех сторон его окружали люди.

Глава 3.
Голос разума.

Голос разума — эго способность оценивали объективно, переноситься в прошлое и будущее, сравнивать и принимать решения. Он неподвластен инстинкту и слепой вере. В данном случае разумность не означает научные познания, высшую математику, серьезное образование или склонность к философии. Это рассудительность, хотя и не всегда логичная. Она не противостоит чувствам и нередко сотрудничает с ними.В любом случае, нельзя говорить, что разум выше чувств, а рассудок всегда ведет к правильным решениям. Мы часто действуем, исходя из своих ощущений, против велений рассудка, и имеем полное право так поступать. Для того чтобы личные отношения стали счастливыми, нужно сохранять равновесие между чувствами и рассудком. Мощный голос разума — важная сторона такой уравновешенности.Голос разума требует пищи для размышлений. Как мотор, он не может жить без топлива, а на низкопробном горючем дает сбои. Дайте разуму противоречивые и сомнительные убеждения, путаные ценности, ошибочные факты — и он сделает все, что в его силах, но выводы будут того же качества, что исходное сырье. Для хорошей работы голосу разума нужны точные сведения. Если подсунуть ему ложные взгляды, он сплетет из них тысячи оправданий и неверных умозаключений.Голос разума — основа науки и техники, но, помимо этого, он занимается и делами сердечными. Все мы знаем, что рациональное мышление — первое, что исчезает под влиянием инстинктивных порывов.По мере взросления три голоса развиваются последовательно.В первые годы жизни наше поведение главным образом инстинктивно.Подрастая, мы усваиваем культурные взгляды и мировоззрение семьи, ценности и поведение родителей, вследствие чего свое место занимает голос социальной обусловленности. Благодаря этому возникают предпосылки к развитию рационального мышления.Психологические исследования показывают, что абстрактное мышление возникает у людей достаточно поздно, а маленькие дети лишены рациональности. Каждый уровень наслаивается на предшествующий. Невозможно изучать устройство общества, не удовлетворив свои основные потребности. Трудно мыслить ясно, если не выстроил фундамент языка, не изучил основы культуры, общества и семьи.Люди придают разуму огромное значение, но на пути к зрелости способность мыслить становится одним из последних приобретений и связана с теми участками мозга, которые возникли на самых недавних этапах эволюции, продолжавшейся не один миллион лет. Возникают сомнения в том, что в распоряжении человечества было достаточно времени, чтобы хорошо отточить чистое мышление.Разум позволяет обдумывать явления, не теряясь в них. Мы способны удерживать в голове одну мысль, сравнивая ее с другими, а также оценивать собственные ощущения — в том числе те, которые исходят из глубинных участков мозга и связаны с голодом, жаждой, продолжением рода и самим выживанием. Ребенок не отдаст свою жизнь за идею, но взрослый человек может это сделать.По традиции мужчины ценят разум выше, чем женщины. По той же традиции, мужчины достигают намного большего в интеллектуальных сферах деятельности и науке. Вряд ли причина заключается в том, что у женщин меньше способностей к наукам. Контраст между уровнями достижений объясняется скорее различиями в устройстве мозга мужчины и женщины. Это довольно взрывоопасное утверждение, способное породить немало домыслов и предрассудков. Мужчины лучше справляются с одним, женщины — с другим, и проблемы возникают лишь в том случае, если воспринимать это как соперничество.Хорошо ли вы знакомы со своим голосом разума? Скорее всего, он уже стал привычным и похож на старого друга. Он рационально осмысливает и оценивает; это тот спокойный голос, который собирает сведения воедино, принимает беспристрастные решения и дает объективные советы. Опираясь на доступные данные, он объясняет, что правильно на самом деле, — в отличие от того, что нам хотелось бы считать правильным.Представьте на минуту, что вам нужно сделать выбор. Подберите в качестве примера нечто простое, лишенное эмоциональной нагрузки (скажем, дочитать эту главу до конца прямо сейчас или прерваться?).Как вы принимаете решение?Как звучит голос разума?Откуда он исходит, изнутри или снаружи?Он смещен в сторону или занимает центральное положение?Голос слышится снизу или сверху?Что он напоминает?Это один отчетливый голос или несколько голосов, спорящих о преимуществе того или иного решения?Если слышны два голоса, то откуда исходит каждый?Не предстают ли варианты выбора как зрительные образы?Вызывает ли этот выбор какие-то физические ощущения? Не возникает ли чувство, что вы «взвешиваете» разные возможности?Как бы вы ни принимали решение, этот процесс означает оценку возможностей без практической проверки каждого исхода. Вопрос о том, когда именно лучше прочесть эту главу, вряд ли вызовет бурные чувства, и потому вам будет еще легче рассматривать различные варианты. Когда выбор связан с эмоциями, сделать его намного труднее. Для того чтобы увидеть разные варианты ответа, приходится отстраняться от эмоциональной окраски вопроса.Голос разума означает два основных умения:1. Способность отстраняться от идеи, откладывать чувства в сторону и оценивать разные возможности выбора.2. Способность принимать окончательное решение на основе общей оценки после того, как обдуманы все возможные варианты.У одних людей возникает чувство, будто возвышаешься над всеми вариантами и смотришь на них сверху.Другим кажется, что они взвешивают разные возможности, то есть принятие решения сопровождается определенными физическими ощущениями.У третьих возникает впечатление, что они выслушивают разные версии — например, говорят с самим собой, представляют мнения различными голосами или одним и тем же голосом, перемещающимся в голове на новые позиции.Иногда такие мысленные беседы можно заметить со стороны: человек склоняет голову сначала в один бок, потом в другой, словно знакомится с разными мнениями, как судья, который поочередно выслушивает прокурора и адвоката.Голос разума чрезвычайно важен для успеха в личных отношениях. Он нужен, чтобы сдерживать голос инстинкта, который указывает путь к мгновенному удовлетворению; в этом случае голос разума должен убедиться в том, что в отдаленном будущем такое решение не принесет мучений. Он необходим, чтобы оценивать предложения голоса общества, отличать правильное от ошибочного, вероятное от невозможного. Разум способен оценивать подобные вопросы со стороны, он не испытывает слепой привязанности к одной из возможностей.Олицетворением архетипического голоса разума можно считать мистера Спока из сериала «Звездный путь». Капитану Керку постоянно приходится примирять разум (чьим символом служит мистер Спок) и чувства (доктор Маккой). Это отличная метафора, поскольку без внешнего руководства чувства становятся похожими на дикого коня без узды, на безудержную силу, выплескивающуюся совершенно бесцельно. В свою очередь, разум без чувств напоминает толстое пособие по психологии: обилие мыслей, но ни капли души (с помощью увесистого учебника можно кого угодно убедить, достаточно хорошенько треснуть пухлым томом по голове оппонента).Если взаимоотношения строятся только на благоразумии, они будут сухими, пресными, лишенными любви и страсти. Это не редкость. Люди часто вступают в расчетливые отношения, так как родители внушали им быть благоразумными. В этом случае голоса разума и обусловленности сливаются в единый хор. Но если в стремлении сохранять трезвость ума мы забудем об инстинктивных порывах и условностях, то рискуем стать бесчувственнее холодильника.

Новые точки зрения.

У голоса разума есть два несомненных достоинства. Во-первых, он умеет отделяться от чувств и оценивать их, сравнивая. Он способен рассматривать сразу две идеи, не испытывая влечения ни к одной из них. Он может мыслить о самих идеях, а не погружаться в них, то есть удерживать их на расстоянии, решая тем временем, что с ними делать.Во-вторых, разум —прирожденный путешественник во времени. Он может покинуть настоящее и перенестись в предполагаемое (и вероятное) будущее, либо оглянуться в прошлое, чтобы с более выгодной точки зрения определить, насколько хороша обдумываемая идея. Он способен разыгрывать в воображении разные сценарии будущего. Он может отправиться в прошлое и воспользоваться его опытом, чтобы не допустить ошибки в настоящем.Представим, что юноша знакомится на вечеринке с девушкой. Он ухаживает за ней, а она не имеет ничего против. Однако у нее уже есть высокий и плечистый поклонник. Наш герой вспоминает, что в прошлом он уже попадал в похожую ситуацию: тогда приятель девушки вывел его на улицу и избил. «Не бойся, — шепчет голос инстинкта, — все будет в порядке». Но в воображении парня уже разыгрываются вероятные сцены грядущего. Представив разозленного соперника, он, несмотря на сексуальное влечение, решает подыскать себе другую.Женщина может искренне увлечься женатым мужчиной, даже завести с ним роман, но позже нередко сознает, что подобные отношения, выстроенные на секретности и подозрительности, не могут иметь перспективного будущего. Кроме того, она может сделать логичный вывод: если сейчас этот мужчина обманывает жену, то потом может обмануть и ее.Сохранять равновесие между разумом и чувствами нелегко, так как они оценивают все вокруг разными мерками. Чувства опираются на силу телесных ощущений в настоящем, а разум занимается растянутыми во времени сценариями.Голос разума способен выходить за рамки времени и отслеживать возможные последствия. Голос обусловленности, как и голос инстинкта, доносится из прошлого и затуманивает наше видение настоящего. Столкнувшись с проблемой, мы можем вернуться в прошлое, чтобы определить ее причины (возможно, найти тот решающий миг, когда была допущена ошибка) либо заметить, как нарастала неудовлетворенность, которая привела к нынешнему кризису. Не исключено, что причиной стал не единственный случай, а постепенно набиравшая силу — в те времена оставшаяся незамеченной, но теперь вполне очевидная — схема. Эх, если бы мы могли предвидеть ее тогда!Разум позволяет сделать это. Пусть нам не дано в точности знать будущее, но мы все же способны предугадывать самые вероятные следствия своих поступков.Представим себе время как бесконечную прямую. Говоря о долгих и коротких сроках, мы подразумеваем уходящие в прошлое или будущее отрезки, то есть измеряем время. Чем бы ни было время на самом деле, мы привыкли думать о нем в категориях протяженности. Голос разума — водитель нашей машины времени, он показывает предполагаемое будущее и помогает разобраться в прошлом, перемещаясь вверх и вниз по оси времени.Благодаря разуму мы можем переходить к иным взглядам, строить догадки о том, что видят со своей точки зрения другие люди, и эти способности служат основой сопереживания.У нас есть собственная точка зрения, в НЛП ее называют «первой позицией». Она очень важна, это часть нашей личности, но если бы первая позиция была единственной, все мы оставались бы эгоистичными чудовищами. Первую позицию мы занимаем, пока не начинаем принимать в расчет чувства окружающих, поэтому она во многом совпадает с голосом инстинкта. Первая позиция включает в себя наши собственные потребности, взгляды и убеждения.Однако мы умеем переходить ко второй позиции — отождествляться с чужой точкой зрения. Эту способность мы получили от общества, семьи и культуры. Она служит основой взаимопонимания. Тот, кто лишен такого чувства сопричастности, не сможет заботиться о других, поскольку для него окружающие будут оставаться лишь средствами осуществления собственных желаний и потребностей. Таких людей обычно называют психо— или социопатами. Итак, вторая позиция возникает на основе совместных общественных переживаний и потому согласуется с голосом обусловленности.Третья позиция определяется голосом разума. Это не переход к чужой точке зрения, а способность занять совершенно иную позицию, отличную от своей и чужой. Взгляд со стороны позволяет сопоставлять две точки зрения.

Права и обязанности.

Голосу разума обычно есть что сказать о правах и обязанностях. Все мы с готовностью определяем свои права, а вот к обязанностям относимся с меньшим восторгом. Однако у каждого есть и то и другое. Разница во взглядах на права и обязанности нередко становится предметом споров супружеских пар.Свою роль в этом играют и основополагающие различия между полами. Мужчины склонны подчеркивать важность прав. Они больше женщин ценят независимость, а права как раз и определяют степень свободы человека, так как получаешь их просто благодаря тому, что ты — это ты. Все мы знаем мужчин, которые считают, что имеют полное право сидеть вечерами с приятелями за кружкой пива, так как целыми днями гнут спину на работе. Однако их жены часто не хотят мириться с подобными «правами».Женщины вообще склонны уделять больше внимания обязанностям, поскольку те показывают, как ты реагируешь на нужды окружающих, а женщины ставят взаимоотношения выше того, что ценят мужчины (силу, власть и свободу). Итак, права связаны с независимостью, а обязанности — с человеческими отношениями. Однако одно не может существовать без другого. Права означают, что есть обязанности, и наоборот. Мужчины часто допускают серьезную ошибку, отстаивая свои права, но начисто забывая о сопутствующих обязанностях.В личных отношениях обе стороны наделены равными правами и обязанностями. По этой причине совершенно необходимо прояснить их в самом начале. Возможно, в голове у вас уже сложились четкие представления, но права нам предоставляют, а обязанности навязывают, так что лучше обсудить их с партнером. Если вы считаете, что у вас есть то или иное право, а партнер противоположного мнения, быть беде. Сходным образом, вы можете полагать, что у партнера есть определенная обязанность, а он так совсем не думает.Попробуйте выполнить такое упражнение:Как по-вашему, какими правами вы обладаете в рамках своих личных отношений? Составьте их список.Подумайте о своем партнере. Представьте свои права с его точки зрения (вторая позиция).Оцените составленный перечень с точки зрения партнера. Все ли вас устраивает?Оставаясь во второй позиции, подумайте, какие обязанности должны сопровождать перечисленные вами права?Вернувшись к собственной точке зрения, подумайте, в чем состоят ваши обязанности перед партнером.О чем вы должны заботиться?Какую работу по дому вы выполняете?Кто зарабатывает деньги?Кто распоряжается деньгами?Какие еще обязанности, на ваш взгляд, вы должны выполнять?Составьте список своих обязанностей.Перейдите к точке зрения партнера. Чего он вправе от вас ожидать?Сравните полученные перечни с третьей позиции. Сопоставление может оказаться весьма любопытным. Обсудите эти списки с партнером, чтобы выявить возможные расхождения.Права и обязанности требуют равновесия. Ошибка мужчин заключается в том, что они заботятся о правах, но забывают об обязанностях. Женщины склонны к другой крайности: они следят за обязанностями, пренебрегая правами.

Не только слова.

Правильное общение начинается с голоса разума, но требует и участия других голосов. Иногда беседа начинается с разумных высказываний, а заканчивается горячим спором (даже удивляешься порой, что какая-то мелочь могла привести к подобной размолвке). Одной из причин становится стремительное восхождение по лестнице логических уровней. Будьте осторожны, поднимаясь уровнем выше, ведь при этом вы существенно повышаете ставки. С каждым новым уровнем связано все больше эмоций.Рассмотрим один пример.Представим сидящую в гостиной женщину. В комнату входит ее муж. Он говорит: «Какой тут беспорядок!»Все могло бы ограничиться простым наблюдением на уровне окружения, но жизнь не так проста. Жена подозревает в словах мужа адресованный ей упрек и отвечает: «Я убирала сегодня утром».Произошло два события. Во-первых, она приняла на себя ответственность за состояние комнаты, а, во-вторых, в Целях самозащиты переместилась на уровень поведения.Муж не против подняться еще выше. Он заявляет: «Не очень-то ты старалась!» (Вполне возможно, он полагает, что после работы имеет право посидеть в чистой гостиной.)Своим замечанием он подвергает сомнению способность жены поддерживать порядок в доме, а для нее это умение может представлять большую ценность.В ответ она говорит: «Лучше бы просто помог. Попрекать каждый может». (Помимо прочего, она не признает того права, которое он считает заслуженным.)Муж может воскликнуть: «Я, значит, попрекаю? Да я целую неделю старался этого не замечать! Чего ты так кипятишься?» (Следовательно, он замечал беспорядок раньше и уже задумывался над этим.) Такие слова будут означать переход на самую вершину — уровень личности.Итак, все началось с уровня окружения, но теперь перед нами разворачивается единоборство личностей — одна упрекает, а другая принимает все близко к сердцу.Общение означает взаимообмен, но это не просто обмен фактами. По этой причине для общения мало одного лишь голоса разума. Не будем путать общение с сообщением. Сообщать — значит излагать сведения, но общение подразумевает еще и передачу смысла и взаимное влияние. Мы не можем не вступать в общение, так как временами содержательным становится даже молчание. Нам известна по меньшей мере одна супружеская пара, где молчание служит очень дурным знаком. Когда жена молчит, муж и дети ходят на цыпочках, как саперы вокруг мины в ожидании неминуемого взрыва.Общение — вот что позволяет нам выстраивать личные отношения или губить их. Недоразумения возникают из-за того, что окружающие не видят происходящего у нас в голове. По этой причине правильное общение требует двух условий:1. Умения делиться мечтами, убеждениями и ценностями, передавать свои переживания так, чтобы собеседник их понял. Мы часто надеемся, что окружающие смогут ориентироваться в нашем мире, но в то же время держим карты этого мира под замком в недосягаемом тайнике.2. Умения задавать те вопросы, которые позволят понять убеждения и ценности собеседника, бросить хотя бы беглый взгляд на карту его мира, а не блуждать там в потемках.Общение —это не только слова. Тон голоса и движения подсказывают партнеру подлинный смысл наших слов. Когда задают вопрос о любви, можно произнести: «Конечно, я тебя люблю», но одновременно выразить: «Меня раздражает то, что ты так часто об этом спрашиваешь», «Ты это хотела услышать?» либо, напротив, «Я не могу жить без тебя». Интонация и язык тела придают словам множество оттенков. Слова — это лишь начало общения.Если слова и невербальные сигналы передают разные сообщения, мы склонны больше доверять последним. Можно, конечно, сделать вид, что откликаешься на сказанное. Порой мы притворяемся, что не замечаем языка движений тела, так как его сигналы либо ставят нас в неловкое положение, либо просто противоречат словам. Но в глубине души мы понимаем: что-то не так.Я (Робин) с детства помню наивные ковбойские фильмы из числа тех, где хорошие парни носят белые шляпы и всегда вежливы с дамами, а злодеи одеты в черное и бросают на всех косые взгляды. При виде хорошего парня злодеи тут же втягивают голову в плечи. Три четверти фильма сводятся к перестрелкам между белыми и черными шляпами, причем все норовят спрятаться так, что просто не могут попасть друг в друга.Потом начинаются переговоры. Плохой парень неизменно дает обещание сдаться, чтобы выманить хорошего из укрытия. Хороший парень делает вид, что выходит («Ладно, Клин, на этот раз я попался. Я выхожу, ты только не стреляй»). Злодей тут же выскакивает и палит из револьвера, а славный малый, пользуясь всем коварством, какое только можно оправдать его благородством, проскальзывает вдоль стены, неожиданно появляется сзади и дает мерзавцу хорошую взбучку.Многие супружеские пары пытаются решить свои проблемы сходными способами. Выиграть может только один, Победа означает, что кто-то проигрывает, но подлинным результатом становится только ухудшение отношений. Искреннее стремление наладить общение требует доверия и желания улучшить жизнь обоих.Когда общение превращается в жонглирование понятиями, словесный «теннис», где один должен стать победителем, а другой потерпеть поражение, проигрывают оба.

Вопросы.

Вопросы — важная составляющая общения. Есть очень много способов задать вопрос. Наблюдения за политическими обозревателями и уличными журналистами показывают, насколько трудно порой задавать вопросы, и как искажаются ответы, если вопрос был необдуманным.Несколько лет назад мне (Джозефу) довелось дать телевизионное интервью. Ведущий задавал вопросы, а я отвечал. Работала камера, все шло нормально, и я был доволен. Когда разговор закончился, оператор снова снял, как журналист задает свои вопросы. Затем эти фрагменты смонтировали с кадрами моих ответов. Я удивился, но понял, что в этом есть свой смысл: когда телеведущий задает вопрос, камера обычно показывает его, а затем переходит на гостя студии. Все было бы в порядке, если бы вопросы, которые ведущий задавал во второй раз, полностью совпадали с первыми вариантами. Но они отличались, и после монтажа складывалось впечатление, будто я увиливаю, стараюсь не давать прямых ответов.Нечто подобное происходит и в личных отношениях. Временами кажется, что партнер отвечает не на тот вопрос, который мы задаем (во всяком случае, по нашему мнению), уровень вопросов в личных отношениях оказывает непосредственное влияние на степень близости с партнером и взаимное доверие.Мы задаем вопросы по двум главным причинам. В первом случае мы пытаемся завоевать доверие и понять, что происходит в чужой душе, во втором — заставить собеседника сказать то, что нам хочется услышать. Первый подход честен, второй —коварен. Однако самой большой ошибкой тех, кто задает подобные «наводящие» вопросы, является не сама по себе попытка манипулировать другим человеком, а готовность действовать на основе надуманного ответа так, словно это истина.Оправданием служат примерно такие рассуждения: «Теперь, когда я заставил его (ее) сказать, что он (она) меня любит, я могу действовать, будто так и есть» либо «Я добился заверений в преданности, и теперь могу вести себя так, словно не сомневаюсь в верности партнера». И все же вынужденный ответ на «наводящий вопрос» стоит не больше, чем сотрясение воздуха, доносящее слова от уст говорящего до ушей собеседника.Чем манипулирование отличается от попыток убедить или дать хороший совет? Лежащим в основе намерением. Если вы задаете вопрос для того, чтобы показать собеседнику другие возможности, и делаете это с желанием помочь, это просто совет. Если же вы будете единственным, кто выиграет от согласия собеседника, это манипулирование.Когда дело касается сбора сведений, незаменимыми становятся семь слов: «что?», «кто?», «где?», «как?», «когда?», «какой?» и «почему?» На любой вопрос, начинающийся с этих слов, нельзя ответить «да» или «нет». Они требуют более подробных пояснений. Если дать собеседниц возможность самостоятельно продумать ответ и не торопить его наводящими вопросами, эти семь слов принесут огромный объем сведений. Правда, со словом «почему?» стоит обращаться очень осторожно. Почему? Чтобы понять это, попробуйте ответить на такие вопросы:Когда вы в последний раз выезжали куда-то отдохнуть?Где вы побывали?Какая была погода?Как вы добирались до места?Что вы там делали?Кто ездил с вами?Почему вы отдыхали с этим человеком (один)?Первые шесть вопросов требуют фактических данных, а вопрос «почему?» — рационального пояснения принятого решения. Хотя это тоже полезные данные, попытки получить их могут расцениваться как желание влезть в душу. Такие вопросы заставляют собеседника оправдывать свои поступки и решения. Кроме того, иногда (особенно в горячем споре) они могут вызвать впечатление упреков.Если вы считаете, что у вас есть повод попрекать или обвинять в чем-то другого человека, никто вам не мешает. В любом случае, коварное слово «почему?» можно заменить другими выражениями, например: «Что послужило причиной такого решения?», или «Чем, по-вашему, это должно было обернуться?», либо «Из чего вы исходили?» Разница в постановке вопроса может показаться незначительной, но результат часто оказывается совсем другим.

WordPress: 11.24MB | MySQL:67 | 0,680sec