«

»

Фев 25

Распечатать Запись

Птушко Александр Лукич

 

Потом им были экранизированы «Алые паруса» Грина. История Александра Грина в трактовке Птушко лишилась своей воздушно—зыбкой атмосферы и превратилась в сентиментальную мелодраму. Поначалу критика ругала картину за слишком яркий цвет, тяжеловесность игры многих актеров второго плана и за прямолинейность режиссерских ходов. При всем этом выбор юной Анастасии Вертинской на роль Ассоль, оказался точен.

Леван Шенгелия — художник—постановщик фильма «Алые паруса», рассказывал: «Он пригласил меня на «Алые паруса» и начал сомневаться, не совершил ли ошибку. Дело в том, что из—за неожиданных проблем я долго не показывал ему эскизы. И когда в один прекрасный день привез целый грузовик рисунков, его радость была настолько искренна, что скоро наши отношения переросли в настоящую творческую дружбу. Лишь однажды мы чуть не поссорились. Мы по—разному представляли себе главную героиню — Ассоль. Я настаивал на Насте Вертинской и даже в своих эскизах использовал ее образ. В конце концов набрался смелости и заявил: «Если героиня будет не такая, я уйду с картины». Рассудил нас худсовет, сделав выбор в пользу Вертинской. Надо сказать, что, будучи непревзойденным мастером комбинированных съемок, Птушко хотел и «Алые паруса» насытить спецэффектами, фантазиями, а мы с операторами этого боялись. Все эти выдумки могли разрушить гриновскую драматургию. И Александр Лукич к нам прислушивался, он не был упрямым, что и спасло фильм».

В 1966 году Птушко стал прекрасный фильм «Сказка о царе Салтане» — одну из лучших экранизаций сказок Пушкина.

Так же им был написал сценарий по гоголевскому «Вию». Поручив съемки молодым режиссерам, он взял над ними творческое шефство. Но режиссеры не справились, и Птушко пришлось доснимать и монтировать фильм самому. Благодаря этому «Вий» долгие годы оставался и остается первым и единственным отечественным фильмом ужасов, впечатляющим российских зрителей.
Вершиной карьеры Птушко стал его последний фильм «Руслан и Людмила». Невероятные декорации, впечатляющая говорящая голова, подземные гиганты и летающий карлик Черномор — каждый новый кадр нес в себе сказочное превращение. Однажды в Луганске Птушко влюбился в девушку, и пригласил ее на свидание. Девушка ответила: «Приду, если подаришь мне попугая в золотой клетке с гроздьями винограда». Тогда Птушко вынул из материнского корсета несколько стержней, и сделал из них золотую клетку. Потом поймал голубя, приделал ему хохолок и хвост, раскрасив птицу под попугая. На веточки надел сливы — и получился виноград. Когда для одной из сцен в «Руслане и Людмиле» нужны были 300 попугаев — «Мосфильм» потратился лишь на несколько десятков. Остальных, благодаря фантазии Птушко — изображали голуби, разукрашенные бутафорами.

Исполнитель роли Черномора в фильме «Руслан и Людмила» Владимир Федоров рассказывал: «Я очень благодарен Александру Лукичу за то, что он предоставил мне возможность еще одного образа существования в этом мире — я стал актером. И теперь, посвятив кино много лет, я сравниваю Птушко с Петром I. Он был достаточно требователен и жёсток к окружающим, и его возмущала любая несостоятельность в профессии, но, обрушив на голову несчастного гром и молнии, он с удовольствием показывал лично, как можно и нужно делать. Он не просто требовал, а доказывал! Помню, никак не могли заполнить декорацию водой, она все время просачивалась. И Александр Лукич возмутился: «Это же так просто! Постелить брезент, насыпать конский навоз, а потом залить водой. Все поры будут забиты!» Он ни минуты не мог сидеть без дела. Будучи уже далеко не молодым человеком, обремененным множеством болезней, на площадке он занимался несколькими делами сразу. И еще один забавный эпизод. Поначалу в роли Наины снималась легенда Вахтанговского театра Цецилия Мансурова. К одной из первых сцен готовились очень ответственно — выстроили сложные декорации, привезли пиротехнику, собрали массовку, отрепетировали сто раз и зажгли факелы… Предполагалось снять все с одного дубля, чтобы не строиться заново. Напряжение колоссальное. Команда «мотор!». Вспыхивает декорация, и Мансурова неожиданно выходит из образа: «Александр Лукич, я тут подумала… может, я встану вот здесь?..» Птушко выдерживает долгую паузу, мысленно прощаясь с декорациями и потерянным временем, а потом взрывается и говорит такие слова, которые я не решусь повторить. После чего актрису заменили, так как режиссера заменить намного труднее».

Соратники Птушко вспоминали о нем как о легком и остроумном человеке. Снимая многотысячные массовки, сооружая грандиозные декорации, Александр Лукич мог и пошутить, но в гневе он был страшен. Мог ругаться: «Бизоны! Кретины! Носороги! Работать не умеете!» А еще рассказывают, что, когда Птушко хвалили за очередной фильм или трюк, он спокойно замечал: «Ничего удивительного, ведь я — обыкновенный гений».
С 1932-го по 1949-й годы Александр Птушко занимался преподавательской работой во ВГИКе, выпустил ряд научно—популярных книг, посвященных мультипликации, съемкам трюков и комбинированным съёмкам.
С 1960 года Птушко стал художественным руководителем творческого объединения детских фильмов при киностудии «Мосфильм». В 1969 году ему было присвоено звание Народного артиста СССР.
Птушко умел веселиться в труде, который был неотъемлемой частью его оптимистической натуры. Он редко сидел без дела — любил вырезать камеи, и дарил их друзьям и знакомым. Увлекался работой по дереву. Его уникальные ручки для палок ценились среди знатоков. Коллеги и знакомые удивлялись его творческой неуемности. Он никогда не жаловался и не жалел себя, даже в последние годы, когда был тяжело болен. Птушко любил жизнь жадно и рассматривал ее, как веселую игру неиссякаемого действа.

Об Александре Птушко была подготовлена телевизионная передача из цикла «Острова».
Текст подготовил Андрей Гончаров

 

WordPress: 8.17MB | MySQL:65 | 0,327sec