«

»

Мар 02

Распечатать Запись

Караваджо

 

Жизнь и творчество Микеланджело Меризи да Караваджо

 

На долю великого художника Микеланджело Меризи, известного нам как Караваджо, выпало много бед и злоключений. Судьба не была к нему благосклонна. То ли в силу его темперамента, вспыльчивого нрава, образа жизни, то ли из-за таланта, задатки которого были уже заметны к одиннадцати годам.

Родился он, по некоторым данным, 28 сентября 1571 года в Ломбардии, на севере Италии в небольшом городке Караваджо, в семье вполне обеспеченного архитектора местных маркизов синьора Фермо Меризи. В 1577 году он умирает от чумы. В 1584 году мальчика отправляют в Милан для обучения искусству к достаточно известному тогда художнику Симоне Петерцано из Бергамо, который обещает обучить его к пятнадцати годам.

В 1590 году умирает его мать. Поделив с братом, оставшееся после смерти родителей наследство, которое позволило Микеланджело несколько лет прожить безбедно, в 1592 году он покидает родной город. Пристрастие к азартным играм, шумным хмельным компаниям вскоре пошатнуло его благосостояние, и в Рим он попадает уже без денег, голодным и оборванным. Изо дня в день он перебивается работой над непритязательными поделками в мастерской некого Лоренцо

Сичилиано. Конечно, молодого художника уже проявившего способности делать нечто лучшее, такое положение дел не могло устроить. Разочарования, нищета, приводят Караваджо к болезни, он попадает в госпиталь для бедняков. После выздоровления его берет в свою мастерскую Джузеппе Чезари д’Арпино. Он хорошо разбирается в пристрастиях заказчиков, знает коньюктуру рынка, достаточно оборотлив и у него всегда есть клиенты. Нужда ненадолго отступает от Караваджо.

Но тут опять случается беда. Художника ударяет лошадь, и он вновь попадает в больницу. После выздоровления Караваджо решает работать самостоятельно. В это время одна за другой возникают самые известные картины его первого периода творчества. «Гадалка, предсказывающая судьбу», «Отдых на пути в Египет», «Кающаяся Магдалина», «Юноша, укушенный ящерицей».

Но, несмотря на то, что этими работами он заявил о себе, как о талантливом художнике, публика остается к нему безразлична. И лишь волею судеб несколько работ попадают к знатоку живописи кардиналу Франческо дель Монте, который берет его себе на службу с вполне приличным заработком.

По свидетельству современников покровитель художника не отличался благочестием и целомудрием. На его пиры «никогда не приглашали женщин, зато там танцевали молодые мальчики, одетые в женское платье». Ну а поскольку Караваджо напрямую зависел от желания заказчика, постольку в эго картинах появлялась и эротика с гомосексуальной наклонностью.

К сожалению, о Караваджо сохранилось очень мало достоверной информации. Он не был женат, но к женскому полу был не безразличен. «Шалунья, живущая в районе Банки», «Лаура и её дочь и её дочь Изабелла, из-за которых возник процесс», «Маддалена, жена Микеланджело, живущего неподалёку от площади Навоны», разбитые окна ревнивого мужа — всё это лишь из небольших заметок биографов, осведомителей наблюдающих по распоряжению инквизиции за прогрессивными течениями художественной жизни тех лет.

Благодаря кардиналу дель Монте Караваджо получает первый крупный заказ для капеллы Контарелли римской церкви Сан-Луиджи деи Франчески «Призвание апостола Матфея» и «Мученичество апостола Матфея». Это непременно отразилось на его авторитете, художник начинает получать престижные заказы.

Караваджо в своих работах всегда испытывал пристрастие к живописи с натуры. Он тщательно прописывал каждую деталь, пытаясь приблизить её к оригиналу. Именно Караваджо ввел новый для Рима жанр — натюрморт как таковой. Если из его жанровых работ убрать будь то фигуры людей, фрукты, приборы, остатки ужина, музыкальные инструменты, все эти детали все равно продолжают жить своей жизнью, являя собой почти самостоятельный центр притяжения. В склонности Караваджо к натурализму было только одно желание – как можно более точно отразить предмет, обстановку, героев вплоть до применения зеркала как независимого от сетчатки глаз экрана передачи изображения и мощного светового потока в моделирование объектов. При помощи резких светотеней, которые ранее не приветствовались мастерами эпохи возрождения, Караваджо добивается необычайного напряжения в стоп кадре своих работ. При этом очень сложно определить, что важнее зеркало или свет, который бьёт словно прожектор, на наиболее значимые участки тела точно указывая зрителю на суть идеи, ради которой было задумано полотно. Натурализм Караваджо это не бездушный клон, а зрительная передача внутренних эмоций происходящих здесь и сейчас. Образы его героев не вписываются в идеализированные стандарты главенствующих тогда направлений маньеризма и академизма. Он пишет их с реальных простых людей из толпы независимо от сюжета картины.

Но в Риме требовалось не сходство с натурой, а возвышенность и благочестие сюжетов, действий, и уж никак не приземленность святых персонажей. Поэтому церковь очень часто не принимала работы Караваджо. Он делал новые работы исходя из канонов заказчика. А отвергнутые полотна приобретали знающие в живописи толк коллекционеры. Церковные функционеры довольно часто отказывались от его полотен. Караваджо становился скандальным художником. Популярность Микеланджело росла. И в 1604 году слух о нем распространился уже по всей Северной Европе.

Наряду со славой художника увеличивались и случаи участия его в скандальных происшествиях. Все больше проявлялись черты его характера как вспыльчивого, эгоцентричного человека, живущего одним днем. Один из осведомителей, наблюдающих за тенденциями художественной жизни тех лет, писал о Караваджо: «Недостаток его состоит в том, что он не уделяет постоянного внимания работе в мастерской – проработав две недели, он предается месячному безделью. Со шпагой на боку и пажом за спиной он переходит из одного игорного дома в другой, вечно готовый вступить в ссору и схватиться врукопашную, так что ходить с ним весьма небезопасно».

Частые походы в харчевню с друзьями, швыряние подноса в лицо официанту, шумные выходки по ночам, столкновения с соперниками, разбитые окна у ревнивого хозяина дома, ношение оружия без разрешения, оскорбление полиции, дни, поведенные в кутузке — все это создавало ему репутацию в глазах властей как человека неблагонадежного.

В мае 1606 года во время ссоры Караваджо убил Рануччио Томмазони. Сам художник был ранен и вывезен друзьями из Рима. Суд приговорил его к смертной казни, а за его поимку было назначено вознаграждение.

В 1607 году он перебирается жить на Мальту. Там в 1608 году художник становится рыцарем Мальтийского ордена. И снова возникает ссора со знатным рыцарем, которого он ранил. Затем тюрьма, побег, исключение из рыцарского ордена, Сицилия. Караваджо становится известно, что раненный им рыцарь подослал к нему убийц. Художник возвращается в Неаполь, его преследует страх, он даже спит с кинжалом. Но осенью 1609 года наемники, настигнув Караваджо на пороге харчевни, нанесли ему удары кинжалами в лицо.

Устав от всех злоключений художник мечтает вернуться в Рим. Но там еще не отменен смертный приговор. До него доходят слухи, что благодаря влиятельным покровителям, в том числе и кардиналу Гонзаго, отмена смертного приговора скоро будет подписана. Из Неаполя он отправляется в Порт Эрколе, что бы там дождаться более определенных известий. Но и тут, уже в последний раз, на его голову обрушиваются злоключения. По ошибке его принимают за бандита и арестовывают, но затем отпускают. Что бы вернуть свои вещи, оставленные во флюгере, он возвращается на берег, зараженный малярией, заболевает, и 18 июля 1610 года в возрасте 37 лет умирает, так и не узнав, что 31 июля папским рескриптом Караваджо объявлено об амнистии.

Автор текста: Елена Ичетовкина, искусствовед

WordPress: 8.22MB | MySQL:69 | 0,278sec